Центрально-Восточная Европа во второй половине XX века. Интервью главного ре­дактора издания, вице-президента РАН, директора ИМЭПИ РАН академика А.Д. Некипелова (при участии ответственных редакторов: I тома - д.и.н. И.И. Орлика, II тома — д.и.н. Б.А. Шмелева, III тома - д.э.н. СП. Глинкиной) главному редактору журнала "Новая и новейшая история" академику Г.Н. Севостьянову // Новая и новейшая история. 2003. № 1. С. 3–17.

ЦЕНТРАЛЬНО-ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX века

ИНТЕРВЬЮ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА ИЗДАНИЯ «ЦЕНТРАЛЬНО-ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА»1, ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТА РАН, ДИРЕКТОРА ИМЭПИ РАН АКА­ДЕМИКА А.Д. НЕКИПЕЛОВА (ПРИ УЧАСТИИ ОТВЕТСТВЕННЫХ РЕДАКТОРОВ: I ТОМА -д.и.н. И.И. ОРЛИКА, II тома - д.и.н. Б.А. ШМЕЛЕВА, III ТОМА - д.э.н. СП. ГЛИНКИНОЙ) ГЛАВ­НОМУ РЕДАКТОРУ ЖУРНАЛА «НОВАЯ И НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ» АКАДЕМИКУ Г.Н. СЕВОСТЬЯНОВУ

Г.Н. Севастьянов. Вышедшее в свет трехтомное (а фактически - четырехтомное: III том в двух частях) исследование, посвященное полувековой истории стран Цент­ральной и Восточной Европы (ЦВЕ), привлекло внимание не только историков, но и широкой научной общественности. Возглавляемый Вами, Александр Дмитриевич, Институт остался верным своей научной традиции комплексного анализа и подгото­вил фундаментальный научный труд, в котором глубоко анализируются теоретичес­кие, политические, экономические, социальные, международные проблемы развития восточноевропейского региона более чем за пять десятилетий. В чем значение этого издания?

А.Д. Некипелов. Для Института международных экономических и политических ис­следований Российской академии наук (до сентября 1990 г. - Институт экономики миро­вой социалистической системы АН СССР) настоящее трехтомное издание представляет своеобразное подведение итогов исследовательской деятельности за 40 лет существова­ния. Опираясь на накопленный в эти годы опыт анализа социально-политического и эко­номического развития стран ЦВЕ, авторский коллектив поставил перед собой задачу с позиций сегодняшнего дня охарактеризовать процесс становления, развития "на собст­венной основе" и гибели "реального социализма" на европейском континенте. По про­блемам ЦВЕ опубликованы многочисленные работы, авторы которых часто приходили к совершенно противоположным, отрицающим друг друга выводам. В конечном счете, такое положение дел объясняется двумя обстоятельствами: неполнотой (а иногда и искаженностью) фактических сведений, находившихся в распоряжении тех или иных иссле­дователей, и различиями в их идеологических установках.

Только в 90-е годы были раскрыты, хотя далеко не полностью, российские архивы, ознакомление с фондами которых позволяет по-новому взглянуть на многие события по­слевоенной истории стран ЦВЕ. Появились и первые издания документов. Среди них особое внимание отечественных и зарубежных исследователей привлекли документы российских архивов, в которых отражены события в Восточной Европе в 1944-1953 гг. Впервые введены в научный оборот государственные, правительственные и партийные документы, абсолютное большинство которых имели гриф "секретно" или "сов. секрет­но" и, таким образом, были недоступны исследователям. Опубликованные документы дают возможность пересмотреть старые оценки преобразований в восточноевропейском регионе после второй мировой войны и, как справедливо отмечают составители доку­ментальных публикаций, позволяют исследователям освободиться от ранее довлевших над ними идеологических императивов, дать строго научный анализ исторических собы­тий.

Г.Н. Севастьянов. Многие теоретические проблемы, освещаемые в вашем труде, в значительной степени остаются дискуссионными. Какую из этих проблем Вы выде­лили бы как наиболее важную или сложную?

---------------

1 Центрально-Восточная Европа во второй половине XX века, в 3-х т. Т. I. Становление "реального социализма". 1945-1965; Т. II. От стабилизации к кризису. 1966-1989; Т. III. Трансформации 90-х годов, ч. 1-2. М., 2000-2002.

---------------

АД. Некипелов. Новые данные о различных сторонах развития Центрально-Вос­точной Европы в период после второй мировой войны, при всей их значимости, не в состоянии устранить необходимость теоретического осмысления поистине тектониче­ских процессов, происходивших в этом регионе. Здесь, по-прежнему, остается обшир­ное поле для дискуссий.

Один из ключевых вопросов, по которому продолжаются острые споры, и ответ на который во многом предопределяет интерпретацию социально-политических и эконо­мических процессов в ЦВЕ в рассматриваемый период, касается природы сложившейся здесь общественно-политической системы. Так, некоторые исследователи настаивают, что ошибочной является сама характеристика этой системы как социалистической, по­скольку она не соответствовала в полной мере представлениям основоположников марксизма о социализме. Соответственно термин "реальный социализм" рассматрива­ется ими как абсолютно неадекватный реальному положению дел: скорее следует гово­рить о "тоталитарном социализме", которому были присущи лишь отдельные черты этого общественного строя. Их оппоненты ссылаются на то, что никакого другого "со­циализма" не было и быть не могло, и поэтому попытка отделить "реальный социа­лизм" от подлинного носит, в сущности, апологетический характер.

Авторский коллектив в целом склоняется ко второй точке зрения. Мы признаем, что между социалистическим проектом "классиков" и общественными системами, сложив­шимися в СССР, а затем и в Центрально-Восточной Европе, существовали большие различия (государство управляло отнюдь не только вещами, но и людьми; отношения человека и общества оказались опосредованными иерархически соподчиненными структурами; государство доминировало над личностью и т.д.). Однако эти различия были результатом не столько злой воли тех или иных исполнителей, сколько следстви­ем принципиальной невозможности (по крайней мере на нынешнем этапе развития че­ловеческой цивилизации) воплотить в первозданном виде в жизнь установки "научного социализма". В некотором смысле "реальный социализм" - это воплощенная в жизнь утопия.

Такая характеристика строя, существовавшего 40 лет на территории ЦВЕ, отнюдь не исключает возможности признания того, что в его рамках отдельным странам уда­лось решить важные цивилизационные задачи, а во всех из них довольно глубоко уко­ренились ценности человеческой солидарности и справедливости. Вряд ли может быть оспорено и то, что социальные достижения в этих странах оказали сильное влия­ние на развитие всего остального мира.

С учетом этих соображений авторы активно использовали в тексте понятия "реаль­ный социализм", "социалистические страны", "мировая социалистическая система", "социалистическое содружество". Широко применяется на страницах книги и термин "Восточная Европа". В данном случае, однако, речь идет о дефиниции сугубо полити­ческой, до сих пор широко используемой и в отечественной, и в зарубежной литерату­ре, особенно применительно к послевоенному сорокалетию. Сейчас на смену этому определению приходит дефиниция "Центрально-Восточная Европа".

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.