Бухарин Н. И. Польша: десять лет по пути реформ / Н. И. Бухарин, И. С. Синицина, Н. А. Чудакова // Новая и новейшая история. 2000. № 4. С. 38–57.

В помощь преподавателям истории

Н.И. БУХАРИН, И.С. СИНИЦИНА, Н.А. ЧУДАКОВА

ПОЛЬША: ДЕСЯТЬ ЛЕТ ПО ПУТИ РЕФОРМ

Бухарин Николай Иванович - кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник ИМЭПИ РАН,
Синицина Ирина Сергеевна
- кандидат экономических наук, старший научный сотрудник ИМЭПИ РАН,
Чудакова Наталья Алексеевна
— научный сотрудник ИМЭПИ РАН.

I

Демократическая, антитоталитарная революция 1989 г. в Польше была первой революцией такого типа в Центральной и Восточной Европе. По своим пред­посылкам, движущим силам и ходу она весьма отличалась от большинства революций того времени в восточноевропейских странах, так как являлась следствием массового общественного движения в Польше 1980-1981 гг. В 1989 г. перемены произошли в результате заключения договора между реформаторским крылом Польской объ­единенной рабочей партии (ПОРП) и умеренной частью политической оппозиции, вышедшей из общественно-политического движения "Солидарность", сформировав­шегося в 1980-1981 гг. Этот договор был заключен между сторонами в ходе работы "круглого стола" в феврале-апреле 1989 г. Представители епископата польской католической церкви участвовали в заседаниях этого стола в качестве третьей силы. Они должны были быть своеобразным моральным гарантом соглашения, хотя на самом деле поддерживали оппозицию.

Заключенные во время работы "круглого стола" соглашения предусматривали политические и экономические преобразования в рамках демократического социа­лизма, проводимые эволюционным мирным путем. В ходе социологического опроса, проведенного в мае 1989 г., на вопрос: в чем смысл общественно-политических перемен в Польше, 22,4% опрошенных ответили, что в реформе существующей модели социализма, 38,6% - во введении новой модели социализма, 22,4% - в отказе от социалистического строя, 17,3% опрошенных не дали ответа1.

В Польше, в отличие от России, общество в определенной степени созрело для системных реформ. В этой стране реальный социализм четырежды переживал политический и социально-экономический кризис и, особенно с начала 80-х годов, уже не воспринимался как единственно возможный для страны путь развития. По сравнению с большинством социалистических стран в Польше существовали эле­менты рыночного хозяйства: преимущественно частным оставалось сельское хо­зяйство, заметное место в экономике занимал городской частный сектор. В целом в этом секторе было занято около трети населения.

В рамках "улучшения", "реформирования" социализма в Польше с 1982 г. были предприняты попытки проведения ограниченной экономической реформы. Они были направлены на расширение самостоятельности хозяйственных субъектов; модифи­кацию традиционной системы централизованного планирования путем частичной замены директивных показателей оперативными программами и государственными заказами; на либерализацию внутренних цен; определенное смягчение режима функ­ционирования мелких иностранных инвестиций и др.

——

1 Nowe Zycie Gospodarcze, 1999, 21, s. 43.

38

Попытки реформировать социализм в 80-е годы имели и то позитивное значение, что госпредприятия вынуждены были приспосабливаться к работе в условиях отно­сительной самостоятельности, а директора этих предприятий получили первые на­выки менеджерской работы. Население научилось жить в условиях высокой свободы ценообразования. Одновременно складывался более либеральный, чем в других социалистических странах, режим отношений с Западом, либеральный внутриполи­тический режим, что формировало более благоприятные общественно-политические предпосылки для последующего перехода к рыночным отношениям. ПОРП никогда не была классической коммунистической партией: ей не были чужды элементы социал-демократии. В 80-е годы в ПОРП сформировалось реформаторское крыло. В результате в Польше отсутствовало серьезное сопротивление реформам как со стороны политических элит, так и со стороны значительной части населения.

Согласно "Позиции по вопросу политических реформ", принятой "круглым столом" 1989 г., политическая система Польши должна была основываться на следующих принципах: политический плюрализм, свобода слова, демократический порядок фор­мирования органов государственной власти, независимость судов, сильное, обла­дающее полнотой прав и свободно избранное территориальное самоуправление. Ближайшими реформами объявлялись: реализация принципа профсоюзного и обще­ственного плюрализма - прежде всего легализация "Солидарности", признание права политической оппозиции на легальную деятельность, новый закон об общественных объединениях, начало реформы права и судебной системы, увеличение свободы слова, а также существенная демократизация принципов выбора представительных органов власти. Основой демократизации структур на всех уровнях государства объявлялось разделение власти на законодательную, исполнительную и судебную. Предусматривалось введение новой палаты парламента — сената и учреждение поста президента с большими полномочиями2.

При этом предполагалось сохранение контроля за этими преобразованиями со стороны партийных реформаторов. В соответствии с решениями "круглого стола" ПОРП должна была получить в сейме 38% мест (вместе со своими союзниками - Объединенной крестьянской партией, Демократической партией и светскими като­лическими организациями - 65%). На 35% мест были объявлены свободные выборы. Они предназначались для "беспартийных кандидатов, выдвинутых независимыми группами граждан"3, т.е. оппозицией.

Выборы в сенат были свободными. Заранее было согласовано, что президентом станет лидер партийных реформаторов Войцех Ярузельский. Однако последующее развитие событий показало, что все эти политическо-арифметические построения были лишь иллюзиями, поскольку не учитывали возросшей остроты противоречий и дальнейшего падения авторитета ПОРП и органов власти в обществе.

Теперь признается, что в отличие от программы политических реформ "Солидар­ность" не имела четкой программы реформ в экономике. Однако руководитель "эко­номического столика" со стороны партийных реформаторов и их союзников В. Бака считает, что "Позиция по вопросу социально-экономической политики и системных реформ" "круглого стола" содержала концепцию социально ориентированной ры­ночной экономики, которая "обеспечивала полное самоуправление и широкие со­циальные права трудящихся"4.

——

2 Porozumienia Okraglego Stolu. Olsztyn, 1989, s. 5-6.

3 Ibid., s. 8

4 Nowe Zycie Gospodarcze, 1999, № 21, s. 43.

39

Новый экономический порядок, согласно решениям "круглого стола", предусматривал: развитие самоуправления трудовых коллективов, свободное формирование структуры собственности, развитие рыночных отношений и конкуренции, ликвидацию остатков директивной системы и ограничение центрального планирования экономической политикой государства, реализуемой при помощи экономических инструментов, проведение единой финансовой политики в отношении предприятий, подбор руководящих кадров на предприятиях в соответствии с критерием профессиональной компетентности5.

17 апреля парламентские выборы были назначены на июнь. 20 мая Верховный суд в Варшаве вновь зарегистрировал "Солидарность", запрещенную после введения военного положения в декабре 1981 г.

В ходе избирательной кампании "Солидарность" заняла наступательную позицию. Ее активно поддерживала католическая церковь. Сторонники председателя "Солидар­ности" Леха Валенсы решили выйти на выборы единым фронтом. Роль полити­ческого избирательного штаба играл Гражданский комитет при председателе "Соли­дарности". Он же подбирал и выдвигал кандидатов в депутаты. В конце апреля все кандидаты, выдвинутые Гражданским комитетом, встретились в Гданьске с Валенсой и каждый из кандидатов был сфотографирован с лидером "Солидарности". Эти фотографии с Валенсой были развешаны в избирательных округах и служили ориентиром для избирателей. Тем самым ставился заслон кандидатам, выдвинутым другими группами оппозиции.

ПОРП же вела себя пассивно, полагая, что она уже и так обеспечила себе относительное большинство в сейме на основе соглашений "круглого стола". Это оказалось серьезным не только тактическим, но, как выяснилось позже, и страте­гическим просчетом.

Первый тур парламентских выборов (4 июня) принес успех оппозиции. Из 161 выделенного ей места она выиграла 160 мест в сейме. В сенате "команда Валенсы" получила 92 места из 100. Реформаторы из ПОРП и их союзники из 299 мест получили в первом туре только 5. Из 35 кандидатов правящей коалиции, которые шли по всепольскому избирательному списку, а в нем была вся верхушка реформаторов из ПОРП и союзнических партий, прошли только два человека.

Во втором туре 8 июня "Солидарность" завоевала 7 мест в сенате и оставшееся 1 место в сейме. Правящая коалиция получила все причитающиеся ей места в сейме и завоевала 1 место в сенате.

Результаты парламентских выборов изменили общественно-политические настрое­ния и ситуацию в стране. Они сыграли роль неформального плебисцита "за или против коммунизма", ПОРП потерпела поражение.

23 июня депутаты сейма и сенаторы от оппозиции создали Гражданский пар­ламентский клуб (фракцию). 3 июля в "Газете выборчей" появилась статья видного представителя оппозиции Адама Михника "Ваш президент, наш премьер". 19 июля Национальное собрание (общее заседание сейма и сената) большинством в один голос избрало В. Ярузельского президентом. Последний предложил на пост премьер-министра генерала Ч. Кищака, который руководил заседаниями "круглого стола" со стороны ПОРП и ее союзников. Он и был назначен сеймом на эту должность 2 августа. Оппозиция не смогла согласиться с тем, чтобы во главе государства стояли два генерала. Ее представители отказались войти в состав правительства Кищака. Ва-ленсе удалось расколоть прежнюю коалицию ПОРП с Объединенной крестьянской и Демократической партиями и заручиться их поддержкой. 21 августа президент пред­ложил кандидатуру советника "Солидарности" Т. Мазовецкого. Управление страной перешло в руки антикоммунистических сил, которые и возглавили процесс перемен. Реальный социализм окончательно потерпел в Польше поражение и стал историей.

II

Политические элиты "Солидарности", поменяв социал-демократические идеалы на либеральные, начали демонтаж прежней авторитарной политической системы и одновременное создание конституционных и правовых рамок для политической демократии.

——

5 Porozumienia..., s. 24.

40

Основными направлениями политической трансформации стали: переход от авторитарной власти к демократической, от монополии одной партии к многопартийности, от номенклатуры к плюралистической политической элите, от власти партийных органов и аппарата к власти высших органов государства и органов государственной администрации, от монополии административной власти к территориальному самоуправлению. В декабре 1989 г. сейм принял пакет из десяти законов, названный позже по имени министра финансов в правительстве Мазовецкого "планом Бальцеровича", направленный на стабилизацию экономической ситуации и создание в Польше основ рыночной экономики.

Основной составляющей новой экономической политики стал жестко ограничи­тельный монетаризм, выражавшийся в резком сокращении денежной эмиссии и сужении денежной массы в обращении, а также в применении высоких процентных ставок по кредитам. Ее второй основополагающий элемент - либерализация почти во всех сферах экономической жизни: основной массы цен, внешней торговли, введение частичной конвертируемости польской валюты - злотого. Одновременно была поставлена задача ликвидации дефицита государственного бюджета путем резкого ограничения дотаций на продовольствие, сырье, средства производства, энергоно­сители и т.д., а также отказа от большинства налоговых льгот. И, наконец, одним из важнейших элементов новой политики стала борьба с инфляцией путем жесткого ограничения роста доходов как предприятий, так и населения.

Если реализация новой экономической политики обеспечивала в первую очередь финансовую стабилизацию, то системные преобразования должны были реализовы-ваться на основе комплексной программы преобразований собственности, демонопо­лизации экономики и формирования механизмов и организационных форм, присущих рынку, реформы финансовой и банковской систем.

В ходе реализации "плана Бальцеровича" проявилась польская специфика осу­ществления либерализации цен. Если в большинстве постсоциалистических стран реформы начались с либерализации цен, то в Польше эта операция была проведена до начала широкомасштабной реализации программы реформ. Почти десятилетний период реформирования ценообразования в 80-е годы способствовал тому, что для населения ценовой шок был значительно меньшим, чем можно было ожидать. К вве­дению свободных цен на продовольственные товары в августе 1989 г. доля свободных и договорных цен в общем объеме реализации товаров уже достигала 71%. Если учесть, что государство и после либерализации сохранило за собой контроль за ценами ряда социально значимых товаров, то реальный масштаб либерализации цен составлял около 20% от их общего объема.

В результате демонтажа системы "партия-государство" власть перешла в руки пар­ламента, президента, правительства и центральной администрации. Принцип единства власти, который олицетворяла коммунистическая партия, был заменен демократичес­ким принципом разделения властей - законодательной, исполнительной и судебной.

Радикальному реформированию были подвергнуты органы милиции и службы безопасности, которые были оплотом прежнего автократического режима. Еще во второй половине 1989 г. были ликвидированы части специального назначения, уменьшена численность пограничных войск. В рамках службы безопасности были ли­квидированы департаменты, занимавшиеся вопросами надстройки и вероисповедных союзов.

В апреле 1990 г. сеймом были приняты три новых закона: о министре внутренних дел, о государственной полиции и Управлении охраны государства. Вместо милиции была создана полиция, предназначенная для защиты безопасности граждан и под­держания общественного порядка. С роспуска милиции подавляющее большинство ее работников, кроме части верхушки, автоматически стали работниками полиции. Из 100 тыс. милиционеров 97 тыс. человек превратились в полицейских.

41

Вместо службы безопасности было создано Управление охраны государства, целью которого стала защита безопасности государства и его конституционного порядка. Служба безопасности была распущена, ее сотрудники уволены и набор на работу в новый орган осуществлялся заново. Бывшие работники службы безопас­ности должны были пройти двухуровневую процедуру проверки. Решились на эту проверку 14 тыс. из 24 тыс. работников службы безопасности. Прошли ее около 10 тыс. человек. Из 137 руководящих работников МВД осталось только 20 человек6. До 1995 г. Управление охраны государства контролировалось президентом, а затем было подчинено премьер-министру.

Новый политический режим в первые годы существования почти не трогал офицерский корпус Войска Польского, хотя почти все офицеры были членами ПОРП и многие из них окончили советские военные академии. Других военных кадров по­просту еще не было. Фактически до конца 90-х годов высшие посты в армии занимали офицеры, которые участвовали во введении военного положения в стране в декабре 1981 г. Постепенно над Войском Польским был введен гражданский контроль.

Быстро реформировалась судебная система страны. Уже в декабре 1989 г. был создан Всепольский судебный совет, который стоит на страже независимости судов и судей. Он имеет право выдвигать кандидатов в судьи и осуществлять надзор за работой судебных органов. Судьи же назначаются президентом страны на неогра­ниченный срок.

Была отменена государственная цензура, ликвидирован огромный издательский кооператив ПОРП "Праса-ксенжка-рух", что способствовало развитию свободы печати.

Стремясь не допустить чрезмерного обострения идейно-политических делений в польском обществе, премьер Мазовецкий выступил за то, чтобы в создании демократического порядка и рыночной экономики могли участвовать все поляки — члены ПОРП и беспартийные, представители прежней власти и оппозиция.

Еще в конце 1989 г. в Конституцию ПНР были внесены изменения и дополнения. Из ее текста были изъяты идеологическая по своему содержанию преамбула, статьи о руководящей роли ПОРП, социалистическом политическом и социально-эконо­мическом строе, союзе с СССР и др. Изменено было название государства - с Польской Народной Республики на Республику Польша (РП). Польскому орлу была возвращена корона как символ независимости страны.

Были расширены политические права и свободы граждан. Новый закон о собра­ниях соответствовал ратифицированным Польшей международным конвенциям и одновременно гарантировал соблюдение общественного порядка.

В июле 1990 г. был принят закон о политических партиях. В соответствии с ним достаточно было 15 подписей, чтобы создать и зарегистрировать партию. Для этого не требовались даже устав и программа, а только юридический адрес.

Внутри "Солидарности" вначале процессы создания партий сознательно тормо­зились. Преобладало мнение, что проведение реформы требует единства.

Поэтому в первой половине 1990 г. процесс перемен охватил прежде всего партии времен Польской Народной Республики. Поражение на парламентских выборах углу­било внутренний кризис ПОРП. Самораспустились ее организации на предприятиях и в учреждениях, в частности в государственной администрации и армии. В январе 1990 г. на XI съезде ПОРП заявила о прекращении своей деятельности. На ее базе возникли две социал-демократические партии - Социал-демократия Республики Польша (СДРП) и Польский социал-демократический союз, который не смог долго удержаться на политической сцене. СДРП в качестве своей цели выдвинула демо­кратический социализм. Принятая на ее учредительном съезде декларация являлась типичным социал-демократическим документом.

Объединенная крестьянская партия, пытаясь обновиться, приняла вначале новое название - Польская крестьянская партия возрождения, а затем объединилась с Польской крестьянской партией, которую основали деятели послевоенной оппозиционной партии С. Миколайчика. В результате была создана единая Польская крестьянская партия (ПКП). Демократическая партия распалась.

——

6 MajcherekJ. Pierwsza dekada III Rzeczypospolitej. 1989-1999. Warszawa, 1999, s. 126.

42

Уже к середине 1990 г. проявились плюсы и минусы проводимой правительством экономической политики. Несомненными достижениями были преодоление гипер­инфляции (в декабре 1989 г. инфляция в годовом исчислении достигала 1000%), сбалансированность госбюджета (к концу 1989 г. дефицит составлял более 16%) и положительное сальдо во внешней торговле, укрепление злотого, введение его внутренней конвертируемости, определенная финансовая стабилизация. Стремитель­ность и глубина положительных изменений позволили определить тип реализуемой политики как "шоковую терапию", так как на первоначальном этапе "шоковые" элементы в ней преобладали.

Однако проявились и серьезные негативные моменты, причем они также являлись следствием проводившейся политики. Речь шла, во-первых, о глубоком спаде про­мышленного производства, о распаде финансовой системы предприятий, поставившей более 40% из них на грань банкротства, о крайне сложной ситуации в сельском хозяйстве. И, во-вторых, о резком падении реальных доходов населения и возникно­вении нового социального явления - бедности на грани выживания, о появлении и быстром нарастании открытой безработицы и формировании в связи с этим совер­шенно новых условий жизни.

Одновременно стало ясно, что использование "шоковых" инструментов непригодно для рыночных изменений в сфере материального производства, поскольку чрез­мерное ужесточение условий хозяйствования привело к резкому спаду промышлен­ного производства. Были осуществлены изменения как в самой концепции политики в отношении промышленности, так и некоторое смягчение условий хозяйствования. К середине года это смягчение стало распространяться и на остальные сферы народного хозяйства. Именно к этому времени были по сути исчерпаны элементы "шоковости" и на первый план постепенно выступили элементы "терапии". Эконо­мическая политика во все большей степени начинает ориентироваться на преодоление ("лечение", или "терапию") структурных деформаций и неэффективности хозяйст­вования, сложившихся в предыдущий период. При этом стержнем экономической политики до сегодняшнего дня остается жесткий монетаризм, с тем, что степень жесткости меняется в зависимости от тактических целей.

Практика внесла коррективы в оценку роли государства в процессах трансфор­мации (вначале преобладала идея о необходимости "ухода" государства из сферы экономики и замещения его автоматически действующими рыночными механиз­мами). За государством была признана решающая роль в развитии экономики: расширение и гибкое применение как старых, так и новых, рыночных, рычагов - деньги, кредиты, проценты и др. Именно это позволило сохранить управляемость экономических процессов, избежать широкомасштабной криминализации экономики и власти (как это произошло в России), и заметно смягчить социальные последствия реформ.

Единственно динамично развивающимся сектором на начальном этапе системной трансформации стал частный сектор. В основе его динамизации лежало снятие всех ограничений на развитие частного предпринимательства и создание для него равных условий со всеми остальными видами собственности. Результатом было почти удвоение к концу 1990 г. доли этого сектора в реализованной продукции промышлен­ности (почти до 14%) и рост численности занятых в этом секторе в общей занятости вне сельского хозяйства с 12 до 15,7%. Это позволило частному сектору выполнять роль своеобразного амортизатора спада в государственном секторе.

Финансово-кредитные ограничения, введенные с 1 января 1990 г., распространялись и на сельское хозяйство. Были отменены практически все дотации для сельско­хозяйственного производства, гарантированные минимальные закупочные цены, рез­ко повысились цены на средства производства для сельского хозяйства. В результате товарное производство уменьшилось, появилась открытая безработица на селе.

43

Крестьянство весьма негативно отнеслось к жесткой монетарной политике. Положение в сельском хозяйстве стало устойчивым фактором дестабилизации экономики в целом.

В аграрной сфере несмотря на то, что с середины 1990 г. были восстановлены некоторые импортные пошлины и виды дотаций, особенно на оборотные средства, сохранялась основа многолетней стагнации — неэффективная (преимущественно мелкотоварная) структура производства и землепользования. Сельское хозяйство про­демонстрировало свою неспособность осуществлять внутренние накопления, которые могли бы стать основой финансирования аграрной реформы. У государства же вплоть до сегодняшнего дня нет средства на реформирование этого сектора. Именно поэтому реформирование аграрной сферы отложено на неопределенное время.

В середине 1990 г. определенные изменения претерпела экономическая политика в таких сферах, как система ценообразования, внешняя торговля и регулирование доходов населения и хозяйственных субъектов. И здесь были произведены "отступ­ления" от первоначальных масштабов либерализации.

Так, если в начале 1990 г. доля свободных цен превышала 90%, то в 1991 г. государство прямо устанавливало уже около 3% оптовых и около 11% розничных цен. Кроме того, административным контролем (хозорганизации обязаны информировать госорганы о намерении повысить цены) охвачены товары и услуги, доля которых в оптовой торговле составляет около 9% и в розничной торговле около 4%. Админист­ративный контроль действовал также в отношении почти всех производителей-монополистов.

В сфере внешней торговли большинство таможенных тарифов, отмененных в на­чале 1990 г., было восстановлено во второй половине 1990 г. и в 1991 г. В результате к 1992 г. уже можно было говорить о сложившихся достаточно устойчивых основах внешнеторгового режима Польши, характеризующегося регулированием импорта с помощью таможенных тарифов и минимальных значений административных ре­гуляторов.

Что касается политики регулирования денежных доходов населения и предприятий, то здесь применялись различные рычаги и методы в зависимости от текущих по­требностей. Так, уже в середине 1990 г., когда чрезмерно жесткое ограничение до­ходов помимо сдерживания инфляции стало существенным фактором спада и снижения жизни населения, в эту политику были внесены заметные коррективы. Коэффициент индексации фонда заработной платы был повышен до 1.0, а затем до конца года поддерживался на уровне 0.6; был несколько увеличен порог допустимого роста фонда заработной платы и др. Стабилизация экономики и обеспечение устойчивого роста позволили в значительной мере отойти от жесткого админи­стративного регулирования и во все возрастающей степени использовать рыночные инструменты регулирования доходов.

В программе реформ провозглашался эволюционный путь перестройки структуры собственности. Это означало, что государственный сектор еще продолжительное время будет играть значительную роль в польской экономике. Поэтому государ­ственным предприятиям на время их существования гарантировалась экономическая и правовая самостоятельность.

В основу концепции преобразований собственности был положен принцип жесткой взаимозависимости накопления предпринимательского капитала, в том числе и за счет иностранных инвестиций, и темпов, форм и методов приватизации. Исходя из этого принципа, в польской практике на первое место было поставлено государст­венное акционирование предприятий как метод их подготовки к последующей при­ватизации.

Как и во всех постсоциалистических странах, в Польше первоначально предпо­лагалось одновременное развитие всех форм приватизации, в том числе и массовой. Но опыт проведения массовой приватизации в России, Чехии и Венгрии убедил польских реформаторов в необходимости боле тщательной проработки этой формы, поскольку с ней связано не только нарастание социальной напряженности, но и

44

криминализация экономических отношений. Поэтому первые мероприятия в области массовой приватизации были начаты лишь в 1996 г. Была продумана система продажи свидетельств долевого участия (ваучеров), скрупулезно отобрано около 600 эф­фективных предприятий, включенных в систему массовой приватизации. Почти два года ушло на создание национальных инвестиционных фондов для управления приватизированным имуществом.

В то же время "малая приватизация" была проведена в основном в 1990-1992 гг. и в результате в частные руки перешло около 97% всех магазинов, торговых точек, ресторанов и малых предприятий сферы бытовых услуг. Ее проведение не регламен­тировалось ни специальным законодательством, ни правительственными программа­ми. Постепенно "малая приватизация" начинает все шире затрагивать производствен­ную сферу.

Однако положительные сдвиги в экономике проявились не сразу. Проведение либеральной экономической политики сопровождалось значительным снижением жизненного уровня населения. В стране начало нарастать социальное недовольство. Весной 1990 г. стало очевидным исчерпание начальной фазы эволюционных полити­ческих преобразований, созданных соглашениями, достигнутыми в ходе работы "круг­лого стола". Изменился расклад политических сил: одна из сторон "круглого стола" - ПОРП - прекратила свое существование, ее наследница - СДРП не представляла из себя политической силы. Руководство процессом реформ перешло в руки поли­тических элит "Солидарности". Такие институты, как парламент, президент и др., сформированные на основе соглашений "круглого стола", быстро теряли свою легитимность.

Правая оппозиция, которая йе участвовала в "круглом столе", все более радикали­зировалась. Она требовала быстрой ликвидации всего того, что еще осталось от ПНР, устранения из политической жизни посткоммунистических сил, создания сильного государства и его идеологизации на основе национальных традиций и католических ценностей.

В "Солидарности", в рамках которой усиливалась идейно-политическая дезинтег­рация, стала преобладать тенденция к взятию в свои руки всей власти в государстве. Весной и летом 1990 г. в ней стала все больше проявлять себя группа деятелей, которая требовала ускорения политических перемен и разрыва с соглашениями "круглого стола", демократических выборов президента и парламента. Во главе ее стоял Лех Валенса, который хотел как можно быстрее стать президентом Польши.

Другая часть лагеря "Солидарности", которая поддерживала политику Мазовец-кого, высказывалась за продолжение перестройки политической системы в демокра­тическом направлении эволюционным образом и против ускорения раскола среди элит "Солидарности".

Между этими двумя группами началась острая политическая борьба, которая получила название "войны в верхах". В начале мая 1990 г. в интервью американской газете "Вашингтон пост" Валенса обвинил Мазовецкого и его сторонников в моно­полизации власти и обещал "перманентную политическую борьбу" с ними. 13 мая на одном из заседаний он заявил: "Если мы имеем дело со спокойствием в верхах, то внизу идет война. Поэтому я призываю вас к борьбе"7. Этому высказыванию Валенсы можно дать следующую интерпретацию: общественные настроения и напряженность в процессе быстрых и трудных перемен должны получить отражение в реальном по­литическом соперничестве различных сил, поэтому необходима "война в верхах", что­бы внизу, т.е. в обществе, было спокойствие. Мазовецкий был подвергнут жесткой критике сторонниками лидера "Солидарности" за проведение политики "жирной черты".

"Война в верхах" способствовала ускорению политических перемен. 27 мая 1990 г. состоялись выборы в органы местного самоуправления.

——

7 Gazeta Wyborcza, 14.V.1990.

45

На этих выборах "Солидарность" получила около 40% голосов. Принятый 8 марта сеймом закон о территориаль­ном самоуправлении и проведенные выборы должны были разорвать прежние неформальные номенклатурные связи и обеспечить приход к власти на местах "Соли­дарности". Этот закон вводил полное самоуправление на уровне городов и гмин (во­лостей). На уровне же воеводств оставалась правительственная администрация. От­ныне гмины и города стали рассматриваться как самоуправленческие общности жите­лей. Они стали обладать правом юридического лица, распоряжаться коммунальной собственностью и иметь собственные источники финансирования.

Весной - летом 1990 г. в кругах "Солидарности" стало усиливаться требование отставки Ярузельского с поста президента. Хотя генерал формально обладал широ­кими полномочиями, он сознательно самоограничил свою роль, подчиняясь решениям остальных органов власти. Тем самым он создавал условия для формирования в стране системы парламентской демократии. С роспуском ПОРП Ярузельский потерял свою политическую базу. Его политическая роль систематически уменьшалась. Тща­тельно проанализировав ситуацию, Ярузельский принял свое последнее политическое решение о собственной досрочной отставке. Однако он согласился передать свой пост лишь главе государства, избранному в результате всеобщих выборов.

III

27 сентября сейм принял законы об изменении Конституции Республики Польша и о выборах президента. Первый их тур был назначен на 25 ноября. В качестве канди­датов на пост президента зарегистрировались шесть претендентов. До последнего момента реально таковыми считались лишь Валенса и Мазовецкий. Избирательная кампания премьера была довольно бесцветной. Он был плохим оратором, и это его сковывало, как и обязанности главы правительства. Кампания же Валенсы была яркой и динамичной. Он разъезжал по всей стране и с присущим ему красноречием выступал на многочисленных митингах и встречах. Содержание его кампании было типично популистской. Валенса призывал избирателей "брать дела в свои руки" и обещал "100 миллионов злотых каждому". В последнем случае речь шла о широко доступном кредите на индивидуальную предпринимательскую деятельность.

Сенсацией первого тура выборов стал неожиданно высокий результат (23,1% го­лосов) С. Тыминьского, малоизвестного бизнесмена из Канады, который опередил премьера Мазовецкого (18,1%). Лидировал в первом туре Валенса (40,0%). Перед вторым туром президентских выборов сторонники Мазовецкого и сторонники Валенсы, позабыв про внутренние распри, объединились и поддержали лидера "Солидарности". Валенса получил 74,3% голосов, а Тыминьский - 25,7%.

22 декабря 1990 г. состоялась инаугурация вступления в должность президента Валенсы. Ярузельский не был приглашен для участия в церемонии. Валенса получил президентские регалии из рук президента Польши в эмиграции Р. Качаровского. (После поражения Польши в 1939 г. в эмиграции были созданы высшие органы власти страны, которые сохранились и после войны.) В своей инаугурационной речи Валенса провозгласил создание третьей Речи Посполитой. Она объявлялась преемницей второй Речи Посполитой, а 45 лет Народной Польши как бы изымались из истории страны. Валенса заявил, что он - сторонник сильной президентской власти и ускорения процесса перемен.

Судьба парламента, избранного на основе соглашения "круглого стола", была предрешена. В связи с предстоящими выборами в сейм и сенат ускорился процесс формирования различных партий и движений на базе политических элит "Солидар­ности". Было создано два-три десятка партий, представляющих весь возможный идейно-политический спектр. Возникли партии и движения правые, центристские, левые, либеральные, христианско-демократические, национально-католические, аграрные, социал-демократические и др. Предполагалось, что одни партии, вышед­шие из недр "Солидарности", будут правящими, а другие - находиться в оппозиции.

46

К первым демократическим парламентским выборам, которые были назначены на 27 октября 1991 г., польская многопартийная система носила еще зачаточный харак­тер. Ее состояние большинство польских ученых оценивали как "разрозненное", "фрагментарное"8.

Сторонники Мазовецкого создали Демократический союз (либералы). К нему при­мыкал Либерально-демократический конгресс, в который еще в конце 80-х годов объединились гданьские либералы. Крайне либеральные, эпатажные идеи провозгла­шала Уния реальной политики Корвина-Микке. Еще в 1990 г. группа правых политиков - сторонников ускорения перемен из окружения Валенсы во главе с Я. Ка-чиньским создала Соглашение центристских сил. На парламентских выборах оно возглавило избирательный блок "Гражданское соглашение - центр". Христианско-демократическое объединение (национал-католики) создало избирательный блок "Избирательная католическая акция". К пилсудчиковским традициям апеллировала Конфедерация независимой Польши Л. Мочульского, созданная еще в 70-е годы. СДРП взяла курс на объединение вокруг себя всех левых постсоциалистических сил. В результате в 1991 г. была создана политическая коалиция - Союз демократических левых сил, в состав которого вошли 17 партий и организаций. Среди них, кроме СДРП, были Польская социалистическая партия, Всепольское соглашение профес­сиональных союзов (ВСПС), женские, молодежные, ветеранские и другие орга­низации.

Первые демократические выборы в парламент проводились на основе крайне либеральной пропорциональной избирательной системы без каких-либо ограничи­телей. В них приняли участие 111 избирательных объединений и блоков. Во время из­бирательной кампании они пытались выделиться своими различиями в оценке со­циально-экономической политики правительств "Солидарности", подходов к пробле­ме декоммунизации, роли католический церкви в государстве, приоритетам внешней политики и др. Явка на выборах составила 43,2%. В сейм прошли 24 избирательных объединения и блока. Демократический союз получил 12,32%, Союз демократических левых сил - 11,99%, Польская крестьянская партия - 9,22%, Избирательная католи­ческая акция - 8,98%, Конфедерация независимой Польши - 8,88%, Гражданское соглашение - центр - 8,71%. В сенате больше всего мест получили: Демократический союз - 22, Избирательная католическая акция - 12, профсоюз "Солидарность" —11, Польская крестьянская партия — 10, Гражданское соглашение — центр — 9.

В новом сейме сформировались 18 депутатских фракций, что делало его мало рабо­тоспособным, хотя большинство в сейме имели правые радикалы, которые именовали себя правоцентристами, между ними были разного рода разногласия. Их радикализм был весьма своеобразным: он был замешан на национализме и сильном антиком­мунизме. Они стремились не к ускорению перестройки экономики, а скорее к упроче­нию происшедших перемен и даже к их замедлению в связи с нарастающей волной недовольства в обществе. Их мало волновали и системные политические реформы, ибо в основе своей они были уже осуществлены. Для радикалов, во-первых, была характерна сильная политическая неприязнь к Демократическому союзу за то, что его лидеры участвовали в подготовке соглашений "круглого стола" и были западниками, а также к Союзу демократических левых сил, так как он был посткоммунистическим политическим образованием. Поэтому правые пытались изолировать фракции Демо­кратического союза и Союза демократических левых сил в новом сейме. Предста­вители этих фракций не были избраны вице-спикерами, никто из них не стал также председателями парламентских комитетов.

Во-вторых, радикалов отличала патологическая ненависть к периоду Народной Польши, стремление к полному разрыву с ее историческим и идеологическим насле­дием. Начались массовые переименования улиц и площадей, убирались памятники, связанные с традицией ПНР, школы и воинские части лишались имен своих патронов и др.

——

8 Knyiewski К. Partie i system partyjny w Polsce w okresie transformacji ustrojowej. Warszawa, 1998.

47

Трудности в процессе трансформации объяснялись сохранением прежних персо­нальных связей и структур власти. Поэтому радикалы требовали лишить коммунисти­ческую номенклатуру собственности, проведения декоммунизации и люстрации (про­верки государственных чиновников на предмет сотрудничества со спецслужбами).

Одному из их лидеров Я. Ольшевскому с большим трудом удалось сформировать в сейме необходимое большинство в несколько голосов, а на его базе правительство. Однако в состав кабинета министров вошли представители тех фракций, которые сообща обладали только 100 голосами из 460. Поэтому положение правительства в сейме было недостаточно прочным, и чтобы реализовывать свою политику, оно было вынуждено постоянно искать компромиссы с различными силами в сейме и с прези­дентом. Возникли трудности с разработкой и принятием государственного бюджета, сейм отверг основные положения социально-экономической политики правительства, ушли в отставку друг за другом два министра финансов, обострился конфликт с Ва-ленсой по поводу распределения полномочий между президентом и правительством и др.

В конце концов, чтобы создать более благоприятные политические условия для деятельности кабинета министров, Ольшевский решился пойти на дискредитацию своих политических противников. Была предпринята попытка люстрации лиц, зани­мающих высокие посты в государстве. Утром 4 июня 1992 г. министр внутренних дел А. Мачеревич вручил председателям парламентских фракций конверты, в которых находился список из 64 фамилий членов правительства и парламента, которые обвинялись в сотрудничестве со спецслужбами ПНР. Высшим лицам в государстве был предоставлен другой список, в котором были фамилии высших государственных функционеров. Во втором списке оказался и президент Валенса как "агент Болек". В полдень бывший лидер "Солидарности" обнародовал заявление, в котором объяснял, что в прошлом, будучи арестованным и допрашиваемым, он подписал "три или четыре документа". Однако он "никогда не был сломлен и никогда не предавал ни идеалов, ни своих коллег"9.

Валенса понимал, что люстрация приведет к дискредитации большинства элит "Солидарности", что для него могло быть политической катастрофой. Дело в том, что еще в 1956 г. после прихода к власти В. Гомулки, было запрещено вербовать агентуру среди членов ПОРП. Поэтому к сотрудничеству принуждались в основном деятели оппозиции и "Солидарности", особенно после введения военного положения в декабре 1981 г. Валенса решил действовать быстро. Он тайно собрал совещание лидеров не­скольких депутатских фракций. В ночь с 4 на 5 июня сейм отправил премьер-министра Ольшевского в отставку и новым главой правительства назначил В. Павляка, тридца­тидвухлетнего председателя Польской крестьянской партии, который немедленно отозвал с поста министра А. Мачеревича.

События 4 июня стали кульминацией процесса распада политического лагеря "Солидарности" и одновременно самым драматическим моментом в развитии поли­тической ситуации в стране в 90-е годы. Они надолго отравили атмосферу польской политики всякого рода подозрениями и обвинениями.

Естественно, что Павляк не сумел сформировать новое правительство, и 10 июля сейм назначил на пост председателя Совета министров одного из лидеров либераль­ного Демократического союза Ханну Сухоцкую, правительство которой, состоящее из представителей семи партий, на следующей день было утверждено нижней палатой парламента. Однако это правительство обладало в сейме незначительным большинст­вом голосов, поэтому результаты многих голосований зависели от присутствия или неприсутствия буквально одного депутата. Нестабильность правительства усиливали многочисленные расколы и конфликты в парламентских фракциях. Однако оно продержалось около года. В период его деятельности сейм принял так называемую "малую конституцию", регулирующую отношения между различными институтами

——

9 Цит. по: Majcherek. J. Op. cit., s. 176.

48

государственной власти, новый закон о выборах, программу массовой приватизации, а также закон, запрещающий аборты. Последний не пользовался популярностью среди значительного большинства общества, в первую очередь среди женщин.

В мае 1993 г. всепольская комиссия профсоюза "Солидарность" выдвинула в адрес правительства ультиматум, требуя в течение недели выполнения ее нереальных социально-экономических требований, на выполнение которых не было денег в бюджете. Правительство Сухоцкой отклонило его. Тогда руководство "Солидар­ности" поручило своим депутатам поставить на заседании сейма вопрос о недоверии кабинету министров. 28 мая большинством голосов недоверие правительству было вынесено. Немного поколебавшись, Валенса распустил парламент. Новые выборы были назначены на 19 сентября 1993 г.

Они проходили в иной социальной-экономической и политической ситуации, чем предыдущие. Подводя итог начальному периоду экономических реформ (1990— 1993 гг.), можно констатировать, что основные цели "плана Бальцеровича" были в целом реализованы, хотя и с некоторыми отклонениями от программных установок. Польский опыт стал первым свидетельством того, что монетарно-финансовая по­литика, применяемая последовательно и гибко, может стимулировать экономический рост.

Однако начальный этап реформирования имел высокую социальную цену - почти 40%-ое снижение жизненного уровня, высокую дифференциацию доходов и по­требления населения, распад системы привычных социальных гарантий и т.д. Большинство польского населения переживало не только материальный, но прежде всего социально-психологический шок. Высокая социальная цена трансформации оказалась для него неожиданностью. Одновременно эта цена была разложена не­равномерно на плечи разных слоев общества. Сильное социальное расслоение также оказалось для него неожиданностью и вызывало протест. Переходный период породил разрушение ряда механизмов функционирования государства, преступность, нелегитимную и номенклатурную приватизацию, появление привилегированных классов в политике, упадок значительной части крупной промышленности. Все это повлекло за собой рост социальной напряженности и поиск политических сил, способных смягчить издержки трансформации.

Мелкие партии и движения, вышедшие из "Солидарности", перессорились друг с другом в предыдущем сейме и не способны были объединиться в крупные избира­тельные блоки. Они существенно дискредитировали себя в глазах общественного мне­ния. В возникшей ситуации Валенсе ничего не оставалось, как создать беспартийный блок поддержки реформы.

Новый закон о выборах в сейм, принятый 28 мая 1993 г., сохранял пропорцио­нальную избирательную систему, но вводил 5% барьер для избирательных объеди­нений и 8% - для избирательных блоков. Это означало, что только преодолев этот барьер, партии и их коалиции могут быть представлены в низшей палате парламента. Следовательно, новый закон стимулировал создание крупных политических объеди­нений. Требование преодоления 5%-ного барьера не распространялось на националь­ные меньшинства.

Фаворитом избирательной гонки был Союз демократических левых сил, в состав которого уже вошли 20 партий и организаций. Правые силы, вышедшие из "Соли­дарности", в 1990-1992 гг. пытались политически изолировать новых польских социал-демократов, столкнуть их на обочину политической жизни. Однако те сумели преодолеть изоляцию и превратиться в конструктивную оппозицию. Они освоили открытую борьбу за лидерство в условиях политического соперничества.

Союз демократических левых сил шел на выборы под лозунгом "Так дальше быть не должно" и строил избирательную кампанию на критике либеральной эконо­мической политики. Он обещал более справедливое распределение социальных из­держек среди различных слоев общества, экономический рост и повышение на его основе жизненного уровня населения.

49

В выборах в сейм приняли участие 34 избирательных объединения и блока. 5%-ый барьер преодолели только шесть. Явка на выборы составила 52,1%. Союз демокра­тических левых сил получил 20,4% голосов, Польская крестьянская партия — 15,40%, Демократический союз - 10,59%, Союз труда (единственная левая партия, возникшая на базе "Солидарности") - 7,28%, Конфедерация независимой Польши - 5,77%, Бес­партийный блок поддержки реформ — 5,41%. (После выборов Демократический союз и Либерально-демократический конгресс объединились в Союз свободы, который возглавил Л. Бальцерович.)

Однако социал-демократы в сейме получили 37,17% всех мест, а аграрии - почти 29%. Дело в том, что мелкие партии, вышедшие из "Солидарности", выступили на выборах в сейм самостоятельно и каждая из них не сумела преодолеть 5% барьер. Тем самым вместе они потеряли 35% голосов.

В сенате Союз демократических левых сил получил 37 мест, Польская крестьян­ская партия - 36, профсоюз "Солидарность" - 9, Демократический союз - 4.

После выборов Союз демократических левых сил вступил в коалицию с Польской крестьянской партией. В сейме образовалось устойчивое парламентское большинство: обе фракции имели вместе 65,9% всех мест. В основу коалиционного соглашения был положен общий курс на продолжение экономической трансформации на принципах социальной рыночной экономики, справедливого распределения бремени социально-экономических реформ.

Первым премьером левоцентристского правительства стал лидер аграриев фаворит Валенсы Павляк.

Коалиция Союза демократических левых сил с Польской крестьянской партией оказалась трудной. Постоянно возникали конфликты. Часть их была обусловлена замкнутым и молчаливым характером самого Павляка. Другая часть была следствием разногласий относительно методов реализации экономической политики, проведения излишне протекционистской аграрной политики и др. Третьей причиной конфликтов стали программные расхождения по таким вопросам, как административная реформа, отношения с Европейским союзом и др. Нарастали и конфликты с президентом, так как Валенса в ситуации слабого представительства в сейме партий, вышедших из "Солидарности", пытался взять на себя роль одновременно и оппозиции левоцентрист­скому правительству.

В конце концов, на рубеже 1994—1995 гг., президент отказал в поддержке своему бывшему любимцу. 1 марта 1995 г. Павляк ушел в отставку. Новым премьером стал один из лидеров СДРП Юзеф Олексы. В его правительстве преобладали предста­вители Союза демократических левых сил.

Приближались новые президентские выборы. Оценивая деятельность Валенсы на президентским посту, необходимо подчеркнуть, что он был противоречивым и не­предсказуемым президентом. Время от времени вспыхивали его конфликты с пра­вительством и сеймом. В роли арбитра Валенса выступал редко, как правило, во вре­мя крупных забастовок. Он был сторонником политического равновесия. Если кто-то ставил себя слишком высоко в иерархии власти, возносился, то Валенса вынуждал его уйти, в том числе путем создания противовеса. Он вынудил уйти в отставку два правительства - Ольшевского и Павляка, министра обороны П. Колодзейчика.

Ближайшими советниками Валенсы были его бывший шофер и охранник М. Ва-ховский и католический священник Ф. Цыбуля. Упоминание фамилии первого вызы­вало настоящую истерику среди части политических элит, вышедших из "Солидар­ности".

Насколько позволяли полномочия президента и знания, Валенса способствовал процессу реформ, защищал национальную безопасность страны. Он практически не нарушал законы. Он был фактором, стабилизирующим государство. Политические противники Валенсы обвиняли его в авторитарных устремлениях. Однако он никогда не переступал грань демократии. Его как бы "недемократические шаги" вынуждали шевелиться политиков и государственные институты и в итоге способствовали развитию демократии.

50

Валенса стремился к усилению президентской власти, однако он наталкивался на сильное сопротивление парламента и правительства.

Первый тур новых президентских выборов был назначен на 5 ноября 1995 г. В избирательной гонке участвовали 17 кандидатов, четверо из них сошли с избира­тельной дистанции.

Избирательная кампания проводилась активно. Все кандидаты имели своих имидж­мейкеров. Они были одеты в темные костюмы, носили приличные галстуки и рубашки под цвет лица.

Фаворитами избирательной кампании были президент страны Л. Валенса и лидер польских социал-демократов А. Квасьневский. Программы обоих кандидатов были похожи: доведение экономических реформ до конца, демократическое развитие страны, вступление Польши в НАТО и ЕС, хорошие отношения с Россией. Однако тональность их избирательной кампании значительно различалась.

Стиль кампании Валенсы был агрессивным, жестким, крикливым. У него был сильный лозунг: "Кандидатов много, но Валенса один". Полной противоположностью стилю Валенсы был спокойный, конструктивный стиль избирательной кампании Квасьневского. Удалось по формуле "мы" создать имидж единения кандидата в президенты от Союза демократических левых сил с народом, а при помощи лозунга "Выберем будущее" завоевать молодежь и парировать обвинения Валенсы в стрем­лении вернуть страну в тоталитарное прошлое.

Как и ожидалось, во второй тур вышли Квасьневский и Валенса. Первый получил 35,11%, второй - 33,11% голосов. Между первым и вторым турами в ход пошли "грязные" технологии — провокационные статьи, подслушанные разговоры, личные оскорбления, обвинения в различных грехах, совершенных кандидатами в прошлом. В результате второго тура новым президентом был избран Квасьневский. Он получил 51,72% голосов. За Валенсу проголосовало 48,28% избирателей. 23 декабря на засе­дании Национального собрания Квасьневский был приведен к присяге как новый президент РП.

Перед уходом с президентского поста Валенса преподнес новому президенту и обществу сюрприз: 19 декабря он публично обвинил премьер-министра Олексы в сотрудничестве со Службой внешней разведки РФ (в августе 1998 г. эти обвинения были с Олексы сняты). 21 января 1996 г. премьер был вынужден подать в отставку. Новым главой правительства стал видный деятель польской социал-демократии Влодзимеж Чимошевич.

После первых лет форсированного реформирования для закрепления процессов трансформации в экономике, обеспечения более устойчивого и сбалансированного ее роста и на этой основе заметного повышения уровня жизни была необходима передышка. Ее и обеспечили пришедшие к власти левоцентристские силы.

Существовавшие в обществе опасения относительно возможных радикальных изменений в экономической политике оказались несостоятельными: левоцентристс­кие правительства продемонстрировали наличие политической воли к продолжению социально-экономических реформ, проявившейся в преемственности экономической политики.

IV

1994-1998 годы можно оценить как период закрепления достигнутых позитивных результатов, попыток скорректировать последствия допущенных прежде ошибок и подготовку нового этапа углубленного реформирования социально-экономической системы. На этом этапе левоцентристские правительства продолжали совер­шенствование и углубление ранее начатых процессов приватизации, приступили к изменениям государственного устройства (реформа центра и новое административно-территориальное деление страны), к созданию законодательной базы реформи­рования социальной сферы, осуществили дальнейшее развитие современной рыночной инфраструктуры - завершение формирования адекватной рынку банковской системы, рынка ценных бумаг, развитие биржи, страхового сектора и др.

51

Несмотря на неоднократно проводившиеся в этот период модификации экономи­ческой политики, ее стратегические направления и принципы, заложенные первым реформаторским правительством, сохранялись неизменными. В сфере экономики левоцентристские правительства отдавали предпочтение мягкой бюджетной поли­тике, при том, что Центробанк достаточно эффективно проводил относительно жест­кую монетарную политику и политику валютного курса.

Самым значимым достижением этого периода стало не просто преодоление эконо­мического кризиса, развивавшегося в Польше в течение всех 80-х и начала 90-х годов, но и обеспечение высоких темпов экономического роста - в 1994-1997 гг. - 6-7% в год.

Если на начальном этапе (1991-1993 гг.) именно расширение совокупного, а в первую очередь потребительского спроса (в сочетании с динамичным развитием част­ного сектора) выиграло роль основного фактора оживления экономики, то по мере стабилизации ситуации в стране, спрос как фактор роста переместился на третье мес­то, пропустив вперед такие факторы, как инвестиции и экспорт. В 1996-1998 гг. про­изошло новое изменение в соотношении факторов роста. На первое место по зна­чению вышли капиталовложения; динамичный рост иностранных инвестиций после 1994 г. привел к повышению их доли в совокупном объеме капиталовложений до 23-25%. На второе место переместился совокупный спрос, а экспорт резко сдал свои позиции и отодвинулся на третий план.

Наличие динамично развивающегося частного сектора существенно усилило дейст­вие перечисленных выше факторов и повысило их эффективность. В 1998 г. его доля в ВВП достигла примерно 60%, в совокупной занятости - 69%, в промышленном про­изводстве - 52%, в стоимости основных фондов - свыше 40%, в экспорте - около 75% и в импорте - около 82%.

Несомненным достижением реализации экономической политики в рассматривае­мый период можно считать изменение макроструктуры производства ВВП в направ­лении ее приближения к западным структурным параметрам. Так, если в 1990 г. в про­мышленности производилось 47,5% ВВП, то в 1997 г. - уже лишь 27,5% и, соответст­венно, в строительстве - 8,5 и 5,3, в сельском и лесном хозяйстве - 9,7 и 5,8, в торговле и услугах - 35% и 53%.

Стабилизация и последующий рост в сфере материального производства страны обусловили постепенное повышение уровня жизни населения. Начиная с 1994 г. до­вольно динамично растут среднемесячная реальная заработная плата, пенсии и другие виды доходов населения. Средняя заработная плата в 1997 г. составляла 323 ам. долл., в 1998 г. - 354 долл. Средняя пенсия - около 210 долл.

Прямым следствием трансформации стал в Польше рост зоны бедности. По рас­четам польских авторов, доля населения в зоне бедности возросла с 14,8% в 1989 г. до 54,4% в 1997 г. Это связано с отставанием динамики роста оплаты труда низко­оплачиваемых категорий занятых от динамики средней заработной платы, с сохра­нением низкого уровня некоторых видов семейных пособий и пенсий (например, по инвалидности) и др. Если же за основу расчета зоны бедности принять физио­логический минимум, то доля лиц, живущих на такие доходы, в 1994 г. составляла лишь 6,4%, в 1996 г. сократилась до 4,3%, а в 1997 г. отмечался небольшой рост чис­ленности этой группы - до 5,4%.

Начиная с 1996 г. Польша столкнулась с нарастанием дефицита баланса текущих платежей, которое быстро принимает опасный с точки зрения сохранения устойчивос­ти экономического роста характер. Этот процесс получил название "перегрева" эко­номики. Если еще в 1995 г. сальдо текущих платежей было положительным и состав­ляло 5,5 млрд. долл., то в 1996 г. оно стало уже отрицательным (-1,4 млрд. долл., 1% ВВП), а в 1999 г. возросло примерно до 10 млрд. долл. (6,7%). "Порог безопасности" же дефицита текущих платежей определяется в мировой практике в 7-8% ВВП.

52

Основной причиной нарастания дефицита баланса текущих платежей является су­щественное превышение объема и темпов роста импорта над экспортом, наблю­даемое с 1991 г., когда отрицательное сальдо составило 619 млн. долл., и по сегодняшний день (за 11 месяцев 1999 г. - 16,6 млрд. долл.).

Исходя из этого, уже в 1997 г. была сформулирована задача необходимости обес­печения сбалансированности спроса и предложения, в связи с чем предусматривалась возможность снижения общих темпов экономического роста (ВВП и промышленного производства). Это стало основанием появления термина "охлаждение" экономики. Речь шла о необходимости ограничения потребительского и инвестиционного спроса, в том числе удовлетворяемого за счет импорта.

Оценивая деятельность всех трех левоцентристских правительств (Павляка, Олек-сы, Чимошевича) - необходимо подчеркнуть, что они по существу продолжали нео­либеральную политику правительств "Солидарности" с некоторыми коррективами, касающимися социальной политики, приватизации, государственной защиты некото­рых секторов экономики. Эта политика привела к экономическому росту, росту реальной заработной платы. Однако от экономического оживления выиграли те, кто имел собственность и капитал.

Более бедную часть общества раздражал тот факт, что в период пребывания левых сил у власти увеличилось имущественное расслоение в польском обществе. Лидеры польской социал-демократии стали подчеркивать, что СДРП является центристской партией, что она ориентируется прежде всего на средний класс. В процессе осу­ществления власти лицо этой партии как левой расплывалось, слабо ощущалось. В общем политика левоцентристских правительств большинством электората Союза демократических левых сил как левая не воспринималась10.

В середине 1996 г. профсоюз "Солидарность" и еще более трех десятков правых партий и организаций, вышедших из "Солидарности", объединились в единый блок «Избирательная акция "Солидарность"». После образования этого блока соотноше­ние политических сил в польском обществе изменилось. Сразу же социологические опросы показали, что Союз демократических левых сил и блок «Избирательная акция "Солидарность"» могут рассчитывать примерно на 30% голосов избирателей каждый. Остальные же партии - от 3 до 10%. В этой ситуации на победу мог рассчитывать лишь тот, кто совершит меньше ошибок и удачнее проведет избирательную кам­панию.

В 1997 г. наряду с парламентскими выборами важным политическим событием ста­ло принятие в апреле Национальным собранием первой Конституции третьей Речи Посполитой, работа над которой периодически велась с декабря 1989 г. Форми­рующаяся «Избирательная акция "Солидарность"» выдвинула свой проект Основного закона и потребовала утверждения принятой парламентской Конституции на рефе­рендуме. Он состоялся 25 мая, за новую конституцию проголосовали 53,5% при­нявших в голосовании избирателей, 46% - против (явка составила почти 43%). Одновременно референдум показал степень большой поддержки «Избирательной акции "Солидарность"» в обществе.

Новая Конституция определяет Республику Польша как "демократическое право­вое государство, реализующее принципы социальной справедливости"11. Она огра­ничила роль сейма, который в 1998-1997 гг. имел слишком широкие права, затруд­нявшие формирование правительственного большинства и правительства, парали-зовывавшие законодательный процесс. Ограничено было также влияние нижней палаты парламента на состав правительства, оно теперь формируется премье­ром. Кандидаты в министры уже не заслушиваются на заседаниях комитетов сейма, они назначаются президентом по предложению премьера.

——

10 Левый поворот и левые партии в странах Центральной и Восточной Европы. М., 1998, с. 98. " Konstytucja Rzeczypospolitej Polskiej. Krakow, 1998, s. 6.

53

Правительство может быть отозвано лишь тогда, когда сформируется новое парламентское большинство. Была сохранена депутатская неприкосновенность.

Новая Конституция ограничила также полномочия президента. Ранее он имел свои, так называемые "президентские ведомства" (это касалось силовых структур - минис­терства обороны, внутренних дел, Управления охраны государства, а также минис­терства иностранных дел), назначение руководителей которых премьер согласовывал с главой государства. По новой Конституции он эти права утратил. Президент потерял и "общее руководство" в области внешних сношений, а также внешней и внутренней безопасности государства. При преодолении президентского вето сеймом в отношении принятых законов теперь необходимо не 2/3, а только 3/5 голосов депутатов. После наложения вето на закон президент не имеет права направлять его в Конституционный суд для проверки соответствия его Основному закону. На закон о государственном бюджете он вообще не имеет права накладывать вето. Однако президент остается главнокомандующим вооруженных сил, предлагает сейму кандидата в премьеры, формально назначает правительство и др.

Новая Конституция укрепила позицию правительства в системе законодательной и исполнительной власти. По мнению ряда польских экспертов, теперь его роль ближе к канцлерской системе, существующей в ФРГ и Австрии. Совет министров является главным институтом исполнительной власти. В третьей Речи Посполитой правит правительство. Система власти в Польше определяется как парламентско-правительственная. Председателя Совета министров назначает президент, но его программа должна получить вотум доверия парламентского большинства, что означает одобре­ние и предложенного им состава правительства. Смену на посту министра и на­значение нового производит президент по предложению премьера. Отзыв главы правительства и кабинета министров возможен только через конструктивный вотум недоверия, т.е. парламентское большинство должно предложить нового премьера. Сейм может отозвать также отдельного министра.

Левоцентристские правительства провели реформу Центра. В сентябре 1996 г. были ликвидированы управление делами Совета министров, министерства внешне­экономических связей, строительства, промышленности и торговли, внутренних дел. Вместо них были созданы канцелярия председателя Совета министров, министерство экономики, министерство государственной казны, министерство внутренних дел и ад­министрации, правительственный центр стратегических исследований, комитет евро­пейской интеграции.

Выборы в парламент были назначены на 21 сентября 1997 г. В своей избиратель­ной программе и кампании Союз демократических левых сил сделал упор на эконо­мических успехах и успехах на международной арене (подготовка Польши к вступ­лению в НАТО и ЕС), что говорит само за себя. Основной лозунг Союза звучал прек­расно: "Хорошее сегодня - лучшее завтра", однако в целом его избирательная кам­пания была слабо организована.

Что касается блока «Избирательная акция "Солидарность"», то он провел свою избирательную кампанию значительно более профессионально. Он сумел удержаться от агрессивных выступлений. Острые моменты как бы сглаживались. «Избирательная акция "Солидарность"» апеллировала к традиционным национально-католическим ценностям, ксендзы в костелах призывали прихожан голосовать за нее. К тому же в отличие от Союза в "Акции" наряду со старыми, известными политиками появилось много молодых лиц — все это повлияло на результаты выборов в парламент.

Но особенно неудачно провела свою избирательную кампанию участница коали­ционного правительства Польская крестьянская партия. Она заняла неясную пози­цию; то ли она в оппозиции правительству, то ли в правительстве. Такая позиция этой партии была оценена ее электоратом как отсутствие позиции, и значительная часть крестьян не пошла на выборы.

В итоге на выборах в сейм, в которых участвовали 22 избирательных объединения и блока, победил блок «Избирательная акция "Солидарность"» - 33,83% голосов.

54

Союз демократических левых сил получил 27,13% голосов, Союз свободы — 13,37%, Польская крестьянская партия - 7,31%, Движение возрождения Польши (правонационалистическая партия) - 5,56%. Явка избирателей составила 47,9%.

В сенате победу также одержал блок «Избирательная акция "Солидарность"», ко­торый получил 53 места из 100, Союз демократических левых сил - 28.

«Избирательная акция "Солидарность"» (национал-католики от умеренных до крайних) вступила в коалицию с либеральным Союзом свободы Л. Бальцеровича, и тем самым эта коалиция имеет в сейме абсолютное парламентское большинство. Правительство с 17 октября 1997 г. возглавил умеренный политик Е. Бузек.

V

Незавершенность системных преобразований, накопившиеся негативные последст­вия допущенных ранее ошибок, в том числе необходимость "охлаждения" экономики, возрастающая податливость польской экономики к внешним воздействиям, пробле­мы, возникающие в связи со вступлением в НАТО и ЕС и др. - все это требовало перехода ко второму этапу системных реформ. Основные направления дальней­шего реформирования - это доведение до конца реформы системы государственного устройства, углубление и динамизация процессов приватизации, прежде всего начало приватизации базовых отраслей промышленности, перестройка народнохозяйствен­ной структуры, комплексные преобразования аграрного сектора, включение страны в систему ЕС. И далеко не последнее и, пожалуй, самое сложное - реформа публичных финансов в целом и государственного бюджета, в частности, т.е. реформирование налоговой, пенсионной системы, системы здравоохранения и социального обеспе­чения, образования.

Основные установки дальнейшего реформирования изложены в "Финансовой стра­тегии государства на 1999-2001 гг.", получившей название "второго плана Баль­церовича". Если первый "план Бальцеровича" вывел Польшу из замкнутого круга дефицитов и высокой инфляции, то второй призван предотвратить новый финансово-экономический кризис и обеспечить долгосрочный устойчивый экономический рост — как минимум на уровне 6% ВВП ежегодно. "Финансовая стратегия" исходит из того, что всякая реформа - это обязательно высокие расходы, а поэтому необходимо на ос­нове трезвого экономического расчета определить приоритеты и очередность рефор­мирования отдельных социально-экономических сфер.

Деятельность правоцентристского правительства пришлась на период ухудшения экономической конъюнктуры на Западе и финансового кризиса в России. Темпы эко­номического роста замедлились, как вследствие политики "охлаждения" экономики, так и вышеуказанных объективных условий, реальная заработная плата работников бюджетной сферы перестала расти, а доходы крестьян стали падать. В 1998-1999 гг. по стране прокатились протесты крестьян, шахтеров, санитарок, медсестер и др.

Руководствуясь курсом на продолжение системных реформ, правительство Бузека подготовило четыре реформы - административную, пенсионную, здравоохранения и просвещения и начало их в 1999 г. почти одновременно и быстро внедрять. Все это создало вначале определенную неразбериху в функционировании пенсионной систе­мы и системы здравоохранения, породило недовольство среди населения. Рейтинг пра­вительства пошел вниз. Внутри фракции «Избирательная акция "Солидарность"» воз­никли многочисленные конфликты. Временами наблюдалась напряженность в отно­шениях между "Акцией" и Союзом свободы. Не раз Бальцерович грозил своей от­ставкой с поста вице-премьера и министра финансов.

Чтобы нанести сильный удар по местным кланам, сформировавшимся еще в годы ПНР, правительство Бузека решило провести реформу административного деления страны. В 1998 г. борьба между правительственной коалицией и оппозицией за ко­личество воеводств длилась почти полгода. После нескольких голосований в сейме, длительных консультаций и переговоров стороны достигли компромисса и сошлись на 16 воеводствах.

55

С 1 января 1999 г. вместо двухступенчатой было введено трехступенчатое адми­нистративное деление - воеводства (области), повяты (уезды), гмины (волости). На всех уровнях созданы органы местного самоуправления. Вместе с тем сохранился пост воеводы, который является представителем правительства в воеводстве и соответст­венно назначается главой кабинета министров. Тем самым вертикаль государствен­ного управления сохраняется.

Антикоммунисты из «Избирательной акции "Солидарность"» после прихода к власти вновь стали раскручивать вопросы декоммунизации и люстрации, хотя после начала процесса перемен прошло уже несколько лет.

22 июня 1998 г. по инициативе их фракции сейм принял постановление об обсуж­дении коммунистического тоталитаризма. На следующий день по предложению той же фракции нижняя палата парламента внесла поправки в закон о люстрациях. Этот закон был принят еще в апреле 1997 г., однако не мог полностью войти в жизнь, так как не удалось избрать полный состав люстрационного суда. В соответствии с законом о люстрациях каждый кандидат на руководящие посты в органах госу­дарственной власти, парламентарии, судьи, адвокаты, прокуроры и главные редак­торы СМИ заполняют декларацию, в которой отрицают или признают свое сотрудничество со спецслужбами ПНР. Всего таких лиц более 20 тыс. человек.

Поправки в закон о люстрациях сводились прежде всего к тому, что полномочия люстрационного суда будет выполнять Апелляционный суд в Варшаве. Вводится институт представителя по общественным интересам, который имеет право направ­лять в Апелляционный суд те заключения по декларациям, которые вызывают у него сомнения. Президент Квасьневский пытался наложить вето, но ему не удалось это сделать. Закон вступил в действие 28 ноября 1998 г.

Около 300 человек добровольно признались в негласном сотрудничестве со спец­службами. В 1999 г. в Апелляционный суд были направлены десятки дел, касающиеся представителей нынешней номенклатуры. Среди них бывший министр внутренних дел и администрации, два заместителя министра, два депутата сейма и два сенатора. Об­винили в сотрудничестве со спецслужбами ПНР и премьер-министра Бузека (но пред­ставитель по общественным интересам снял с него эти обвинения).

В 90-е годы произошла переориентация польской внешней политики на Запад. Ее основными целями стали вступление Польши в НАТО и Европейский Союз, а также хорошие отношения с соседними государствами.

РП официально была принята в НАТО в марте 1999 г. Как считают сами поляки, благодаря членству в Североатлантическом альянсе Польша оказалась в сфере влия­ние Запада, обеспечила свою безопасность, проведет модернизацию своей армии за счет НАТО.

РП стала ассоциированным членом ЕС с 1 февраля 1994 г. Предполагается, что она будет принята в Европейский Союз 1 января 2003 г. при условии, что до этой даты она приведет свое законодательство в соответствие с нормами ЕС.

С точки зрения готовности к вступлению в Союз наиболее проблемной сферой оказалось сельское хозяйство - как в производственном плане (что связано с гораздо большей отсталостью аграрного сектора, чем остальных секторов народного хозяйст­ва), так и в плане формирования рынка земли. На свободной купле-продаже земли ЕС настаивает особенно жестко. Поэтому польская сторона настаивает на предоставле­нии Польше 7-10-летнего переходного периода после вступления в Европейский Союз.

Отношения России с Польшей в 90-е годы складывались уже не на союзнической, а на добрососедской основе. В 1992-1993 гг. была создана новая правовая база этих отношений. До 17 сентября 1993 г. российские войска покинули территорию РП. Польской стороне были переданы документы, касающиеся так называемой Катынской трагедии. В 1993 г. во время официального визита президента Б.Н. Ельцина в Польшу президент РФ принес извинения за это преступление сталинского режима, сказав перед катынским крестом в Варшаве: "Простите".

56

В 1993—1998 гг. сформировалась стабильная структура российско-польских торго­вых отношений. В российском экспорте в Польшу доминировало минеральное сырье, в основном нефть и природный газ. В российском импорте из Польши преобладала продукция сельского хозяйства и продовольственные товары, а также мебель и лекарства. В 1998 г. взаимный товарооборот составлял около 5 млрд. долл. Это столько же, сколько с Китаем. Однако финансовый кризис в России из-за высокого курса доллара по отношению к рублю сделал неконкурентным польское продо­вольствие на российском рынке. В результате взаимный товарооборот сократился примерно до 3 млрд. доллТ]

Оценивая в целом процесс политических перемен в Польше, необходимо отметить, что в этой стране, наряду с Чехией, Венгрией и Словенией, процесс демократизации идет наиболее активно по сравнению с другими странами Центральной и Восточ­ной Европы. В РП периодически проводятся парламентские и президентские выборы. Основные демократические институты функционируют как саморегулирующийся механизм. В результате действия закона политического маятника в 1993 г. демо­кратическим путем левые силы сменили правых у власти, а в 1997 г. на место левых к власти пришли правые. Введен принцип разделения властей. Правда, баланс между ними время от времени меняется. В первые семь лет роль сейма была чрезмерной. Конституция 1997 г. увеличила полномочия премьера и правительства за счет пре­зидента и сейма. Совет министров является главным центром исполнительной власти в стране.

Хотя представительные органы власти и органы местного самоуправления форми­руются в ходе демократических выборов, слабыми являются механизмы связи между властью и обществом. Политический класс, государство в значительной степени отчуждены от общества. В силу недостаточной гражданской активности людей (трансформация оказалась трудным и болезненным процессом) надежды либеральной интеллигенции на создание сильного гражданского общества в течение десяти лет не оправдались. Постепенно в Польше формируется двухпартийная система.

Польша первой из постсоциалистических стран начала системные преобразования на рубеже 1989-1990 гг., первой, преодолев глубочайший экономический кризис, не только восстановила к 1996 г. предкризисный уровень ВВП, но и заметно улучшила его структуру. Сохраняя высокие темпы экономического роста, Польша в последние годы входит в число 15 наиболее динамично развивающихся стран мира.

За истекшее десятилетие в стране были созданы основы рыночной экономики. Ныне частный сектор занимает ведущее положение в создании ВВП. Он развивается на собственной основе и является базой для формирования национального предприни­мательского капитала.

В настоящее время Польша переживает новую фазу системной трансформации. Проведение новых реформ, вступление Польши в Европейский Союз предопределят в ближайшее десятилетие завершение всего процесса общественных перемен в стране.

Бухарин Н. И. Польша: десять лет по пути реформ / Н. И. Бухарин, И. С. Синицина, Н. А. Чудакова // Новая и новейшая история. 2000. № 4. С. 38–57.

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.