Происходящие в современном мире и в России экономические, социальные, политические процессы не могут не оказывать влияния на политическую сферу, что, в свою очередь, влечет эволюцию такой важной характеристики политической системы, государственности в целом как политический режим. Поэтому, вполне закономерно, что понятие "политический режим" все более утверждается в качестве одной из важнейших категорий теории государства и права, так как именно оно выражает определяющие, узловые стороны политической действительности.

Политический режим является своеобразным социально значимым "барометром", определяющим состояние и качественное содержание государственности, степень ее демократичности, тенденций развития, взаимодействия с гражданским обществом, сочетания принуждения и убеждения как основных методов властвования, уровень политического и идеологического плюрализма.

Категория "политический режим" применяется при исследовании таких явлений, как исторический тип, сущность, содержание и форма государства, при определении соотношения государства и права, положения личности в обществе, роли партий в политической системе и т.д. Это перечисление главных сфер использования термина "политический режим" подчеркивает сложность и многоплановость данного понятия, его актуальность и практическую важность в политической жизни.

Анализ научных представлений о политическом режиме как определенном государственно-политическом явлении заставляет говорить о формировании нескольких основных подходов к пониманию режима. Одно из представлений связано с политико-правовым, или институциональным подходом, другое – с социологическим. В первом случае преимущественное внимание уделяется формально-юридическим, процедурным характеристикам осуществления власти, во втором – ее социальным основаниям и происхождению.

Ученые, представляющее первое, институциональное направление политического анализа, склонны смешивать "режим" с понятием форм правления или государственного строя. "Политический режим есть система или форма правления", – пишет, например, американский исследователь К. Бекстер.

Второе направление политического анализа режимов уделяет первостепенное внимание осмыслению тех связей между обществом и государством, которые сложились реально и не обязательно в соответствии с предписанными конституцией и иными правовыми актами нормами политического поведения. В данном случае режим рассматривается не только как "форма"  и даже не только как структура власти с присущими ей методами реализации политической воли, но и в гораздо более широком значении – как баланс, соответствие, имеющееся во взаимоотношениях социального и политического.

По мнению Ю.Г. Сумбатяна, "политический режим – это способ функционирования политической системы, политической жизни, политических процессов, совокупность элементов идеологического, институционального, социального порядка и политической культуры, определенный тип государственного управления со своими принципами и структурами, регулирующими политические отношения, институты и организации, в центре которых стоит человек. Ключевой проблемой политического режима является проблема власти, которая оказывает свое воздействие на все общество, на его экономическую, социальную и духовную сферы, на поведение и деятельность людей".[1]

Анализируя различные исследовательские подходы, можно сформулировать следующее определение: политический режим есть совокупность определенных структур власти, которые функционируют в общих (структурных и временных) рамках политической системы общества и преследуют цели ее стабилизации, опираясь в этом на сложившиеся (или же складывающиеся) социальные интересы и используя специфические методы. Режим, таким образом, это своего рода жизнь, "дыхание" политической системы, ее упорядоченная динамика.

Признаками политического режима являются:

- механизмы властвования, способ функционирования государст­венных органов, процедуры отбора правящих групп и политических лидеров;

- порядок распределения власти между различными социальными силами и выражающими их ин­тересы политическими органи­зациями;

- реализация принципа разде­ления властей на законодатель­ную, исполнительную и судебную; существование системы сдержек и противовесов;

- система методов осу­ществления политической власти (разрешительные - запретитель­ные, убеждение - принуждение, экономические - внеэкономи­ческие);

- характер отношения населения к политическому участию: актив­ное, индифферентное, пассивное; каковы формы этого участия: ор­ганизованные, стихийные;

- состояние прав и сво­бод в обществе; признание или непризнание влас­тью естественных неотчужда­емых прав личности и гражда­нина; реальность их гарантий;

- способы урегулирова­ния социальных и политических конфликтов;

- характер влияния, оказываемого политической культурой основных групп общества на динамику и направленность политического процесса;

- наличие политических партий в обществе, их внутреннее устройство и принципы взаимоотношений с государством; существование оппозиции, ее статус, взаимоотношения с государственной властью;

- политический и юридический статус и роль армии в обществе;

- политический и юридический статус средств массовой инфор­мации, наличие или отсутствие цензуры, степень гласности в обществе.[2]

Тип политического режима определяется уровнем развития и интенсивностью общественно-политических про­цессов, структурой правящей элиты, механизмом ее формирования, состоянием свобод и прав человека в обществе, состоянием отношений с бюрократией, господствующим в обществе типом легитимности, развитостью общественно-политических традиций, доминирующим в обществе политическим сознанием и поведением. Совокупность средств и методов, используемых государством при отправле­нии власти, отражает степень политической свободы в обществе и правовое положение личности. В зависимости от сте­пени социальной свободы индивида и характера взаимоотно­шений государства и гражданского общества различают три основных типа режимов: тоталитарный, авторитарный и демократиче­ский.

Тоталитаризм - это полный (тотальный) контроль и жесткая рег­ламентация со стороны государства над всеми сферами жизнедея­тельности общества и каждым человеком, опирающиеся на средства прямого вооруженного насилия. При этом власть на всех уровнях формируется закрыто, как правило, одним человеком или узкой группой лиц из правящей элиты. Осуществление политического господства над всеми сферами жизнедеятельности общества воз­можно лишь в том случае, если власть широко использует разви­тую карательную систему, политический террор, тотальную идео­логическую обработку общественного мнения.

Авторитарный режим — государственно-политическое устройство общества, в котором политическая власть осуществляется конкретным лицом (классом, партией, элитной группой и т.д.) при минимальном участии народа. Авторитаризм присущ власти и политике, но основания и степень его различны. В качестве определяющих могут выступать природные, прирожденные качества политического лидера ("авторитарной", властной личности); разумные, рациональные, оправданные ситуацией (необходимостью особого рода, например, состоянием войны, общественного кризиса и т.п.); социальные (возникновение социальных или национальных кон­фликтов) и т.д., вплоть до иррациональных, когда авторитаризм переходит в его крайнюю форму - тота­литаризм, деспотизм, создание особо жестокого, репрессивного режима. Авторитарным является всякое навязывание воли власти обществу, а не принятое добровольно и осознанное повиновение.

Демократия определяется как форма власти, при которой официально провозглашен принцип подчинения меньшинства большинству, признаются свобода и равноправие граждан. Демократия характеризуется и как форма общественной власти, государства, основывающаяся на признании народа источником власти, его права участвовать в решении государственных дел в сочетании с широким кругом гражданских прав и свобод, как политический строй, основанный на признании принципов народовластия, свободы и равноправия граждан. С позиций наиболее устоявшихся и апробированных в многочисленных и нередко острых дискуссиях представлений, выраженных в общей теории государства и права, демократия понимается как политический (государственный) режим (демократический режим), который основывается на участии народа в управлении государством, признании принципа равенства и свободы всех людей.[3]

Смена политической системы, как правило, приводит к  смене политического режима, что и произошло в России в 1917 году. В то же время одна и та же политическая  система может, в зависимости от исторических обстоятельств, функционировать в различных режимах. Советская система выступала в этом смысле в различных обличьях. Одной из предложенных классификаций политических режимов советского государства является следующая: тоталитарный режим при Сталине, авторитарно-тоталитарный при Хрущеве и Брежневе, авторитарно-либеральный при Горбачеве.

Россия времен Б. Ельцина, по выражению одного из российских политиков,  представляла собой причудливую смесь авторитаризма на региональном и демократии на федеральном уровнях.[4]

Большинство политологов и политиков согласны с тем, что политический режим при первом Президенте России не был диктаторским, но в то же время демократическим его назвать сложно. Этот режим определяли по-разному: "авторитарная демократия" "полудемократия", "российский гибрид", "фасадная демократия", "электорально-клановый" или "клановая демократия"  и т. д.

Политическую систему, сложившуюся при Б. Ельцине, некоторые политологи назвали "режимно-государственной", при которой в центре режима находился президент с большим объемом полномочий. Результатом такой политической практики явилось ослабление государства, не способного утвердить принципы конституциональной независимости политической системы от существующего режима.

Политическая власть, осуществляемая в России в 1990-е гг., не использовала методы традиционного авторитаризма, а имеющий место политический режим не мог себя изолировать от некоторых черт современной либеральной демократической политики таких, как критика со стороны СМИ, парламентский надзор, а также выборов. В то же время политика 1990-х гг. основывалась на классических постулатах либеральной демократии и рыночной экономики, поэтому имела двойственный характер: в ней уживалось отсталое командное управление старого типа, бюрократическое регулирование экономики и передовая политика, направленная на подлинное разделение властей, отделение политики от экономики, подчинение политики закону и свободные выборы. Не препятствуя дальнейшему развитию демократии, власть в радикально новых формах воспроизводила практику прошлого. Рождающаяся новая общественно-политическая реальность несла в себе сложный сплав частично преодоленных, а частично преобразованных традиций прошлого. Эти особенности характеризуют неизбежный переходный период, подготовительную фазу перехода к демократии, так как для становления действительного демократического режима важна не просто политизация, сопровождающаяся конфликтами, а действительная поляризация и борьба активных политических сил: только тогда стороны смогут заключить пакт, обеспечивающий дальнейшее разрешение конфликтов в обществе согласительными методами.

Новый политический режим стал формироваться после президентских выборов 2000 г. Как пишет В. Согрин, "Путин с момента вступления в президентскую должность… и своим внешним видом, и своим поведением демонстрировал политическую независимость и надпартийность, настойчиво утверждая стиль просвещенного авторитаризма".

Подтверждая приверженность демократической направленности преобразований, В. Путин в то же самое время демонстрировал решительность при нейтрализации влияния на власть тех олигархов, которые финансировали и контролировали СМИ, развязавшие против президента пиар-кампанию. Эти события породили беспокойство по поводу положения независимых средств массовой информации в России.

Экономическая программа В. Путина – сделать Россию совместимой с мировым хозяйством, создать общепринятую в мире экономическую среду, обеспечив при этом приток необходимых внутренних и внешних инвестиций. Характеризуя механизм осуществления современной власти в различных сферах, А. Яковлев констатировал: "экономика либеральная, политика авторитарная".[5]

Некоторыми политологами стал использоваться  термин "управляемая демократия" для характеристики современного политического режима. Данный термин - это косвенный индикатор происходящего. Между тем, существуют и прямые признаки отхода нынешней политической системы России от базовых принципов конкурентной политики. Так, практически консенсусно российским политологическим сообществом признаются в качестве таковых следующие признаки:

- резкое ослабление политического влияния региональных элит и боль­шого бизнеса;

- установление прямого или косвенного государственного контроля над главными телеканалами страны;

- постоянно нарастающее по масштабам использование "административного ресурса" на выборах регионального и федерального уровней;

- фактическая ликвидация системы разделения властей;

- формирование непубличного стиля политического поведения.[6]

Некоторые исследователи считают, что действия президента обусловлены потребностями и ожиданиями общества. Так, Е. Шестопал утверждает, что "сегодня власть делает то, чего хочет общество".[7] Общество же не готово к политической демократии, так как, утверждает В. Пастухов, "сначала в народе воспитывается ответственность и привычка жить по закону, и только потом государство переводится на рельсы политической свободы, а не наоборот".[8]

Многие исследователи характеризуют современную Россию как общество "переходного типа", с проблемой выбора между демократией и авторитаризмом. Существует мнение, что общество разочаровалось в демократии и жаждет наведения порядка жесткими авторитарными методами. Но по данным социологических исследований не менее чем для половины населения одинаково важны и свобода (демократия) и безопасность (порядок); задача состоит в том, чтобы совместить их, закрепить такой социальный порядок, который в равной мере обеспечивает свободу и безопасность.  Прогнозы о свертывании демократии "по просьбам" широких трудящихся масс не имеют под собой серьезных оснований. Россияне в большинстве своем вовсе не собираются отказываться от демократических завоеваний, даже в "обмен" на улучшение ситуации в стране, наведения в ней порядка. Большинство отчетливо понимает, что демократические институты при всем своем несовершенстве необходимы, в том числе и потому, что представляют собой своеобразную "страховочную сетку" от узурпации всей полноты власти бюрократией и олигархатом. Кроме того, историческая память народа сохраняет стойкое неприятие любой "чрезвычайщины", которая никогда не решает старых проблем, но зато добавляет массу новых.

В целом, при всех сложностях осуществляемого в России "демократического транзита", страна вполне вписалась в контекст общемирового развития, в чем-то безусловно уступая "развитым демократиям", но одновременно процессы, происходящие в ней, являются адекватными тому этапу развития, на котором она находится, и тем общественным настроениям, которые в ней доминируют.

В то же время на Западе постоянно говорится об угрозе демократии в России. В качестве доводов приводятся "заслуживающие доверия сообщения о серьезных нарушениях прав человека в Чечне", поправки к избирательному закону с отменой прямых выборов губернаторов, новая редакция закона о деятельности неправительственных организаций. "Эти тенденции вкупе с податливой Госдумой, коррупцией и избирательным применением законодательства, а также политическим давлением на судебную систему привели к дальнейшей эрозии подотчетности правительства", - говорится в докладе Госдепа США (апрель 2006 г.). А в докладе Госдепартамента от 6 апреля 2007 г. "Права человека и демократия в мире" говорится, что "откат" от демократических норм и стандартов наблюдается чуть ли не во всех сферах политической и общественной жизни России, и ситуация ухудшилась бы, если бы не деятельность американского посольства в Москве по поддержке общественных организаций и различного рода демократических инициатив. В комментарии МИД России говорится, что своим докладом американские власти "дали карт-бланш на использование прав человека как повода для вмешательства во внутренние дела суверенных государств". Специальные заявления по этому поводу приняли также обе палаты Российского парламента.

Избрание в 2008 году Д.А. Медведева президентом страны не повлекло изменения в политическом режиме России. Новый президент является преемником Путина и теперь они представляют собой «тандем».

За последние годы сформировались два лагеря участников дискуссий на тему идентификации политического режима Российской Федерации. Сторонники режима не устают подчеркивать его демократизм, критики отмечают все более явный крен политического строя России к авторитарной модели.

С точки зрения огромных масс российских граждан (или обывателей), характер режима, по большому счету, не может являться сутью принципиальных разногласий. Какая бы форма правления (монархия, парламентская, полупрезидентская или президентская республика), какой бы режим - авторитарный, демократический или олигархический - ни были сконституированы в России, это не дает ответа на вопрос об эффективности модернизационных изменений. А народ заинтересован как раз в продукте модернизации - улучшении своей жизни.

Однако утверждения о том, что именно авторитаризм наиболее эффективен для модернизации страны, также небесспорны. Сторонники авторитаризма умалчивают о его неудачах. Подчеркивается, например, благополучие Объединенных Арабских Эмиратов, но не упоминается о плачевном положении соседнего Омана. А ведь и там и там - авторитарные режимы.

Успешность модернизационных реформ напрямую связана не с авторитаризмом власти, а с ее волей, подкрепленной стратегической разработанностью программы модернизации. Относительная либерализация режима при Александре Втором способствовала большему успеху преобразований, чем жесткий авторитаризм его отца.

А захлебнувшаяся перестройка не стала успешной модернизацией не вследствие процессов демократизации, а из-за отсутствия четкой продуманной позиции и воли последнего генерального секретаря.

В мире нет идеальных, чистых демократических режимов, любая демократия несовершенна. Современная демократия и не призвана создавать совершенное общество. Алексис де Токвиль 170 лет назад писал: «Еще не найдено политическое устройство, которое в одинаковой степени благоприятствовало бы процветанию всех классов, составляющих общество». Спустя век протестантский теолог Рейнхольд Нибур определил демократию как «нахождение приблизительных решений неразрешимых задач».

Стоит согласиться  с выводом Делягина: «Демократия нужна не потому, что она наиболее приятна для образованной и наиболее обеспеченной части общества, но потому, что она наиболее эффективная система управления, опирающаяся на наибольшую конкурентоспособность и добивающаяся наибольшего благосостояния его членов».[9]

В противовес пессимистичным прогнозам в отношении демократического развития страны президентская команда, напротив, заявляет о возвращении реального смысла слова "демократия" всем демократическим институтам, которое стало возможным благодаря проводимой политике. Суть таких заявлений заключается в том, что деятельность президента пользуется поддержкой большинства населения, то есть реализуется главный принцип демократического общества. Высокий рейтинг президента свидетельствует о такой поддержке и о доверии к его политике со стороны граждан.

За прошедшие годы понятие "суверенная демократия" прошло путь от идеи до действующей доктрины. Эта доктрина объединила российские элиты и получила признание на Западе. Рассуждение о суверенной демократии в России отвечает положениям Конституции, согласно которым: во-первых, "носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ"; во-вторых, "никто не может присваивать власть в Российской Федерации". Таким образом, допустимо определить суверенную демократию как образ политической жизни общества, при котором власти, их органы и действия выбираются, формируются и направляются исключительно российской нацией во всем ее многообразии и целостности ради достижения материального благосостояния, свободы и справедливости всеми гражданами, социальными группами и народами, ее образующими. Взяв курс на суверенную демократию, российское руководство фактически провозгласило лозунг дальнейшей демократизации страны.[10]

Список использованных источников

1 Цыганков А.П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика: Учеб. пособие / Ин-т "Открытое об-во". - М.: Интерпракс, 1995. - 295 с.: табл.

2 Сумбатян Ю. Г. Политические режимы в современном мире: сравнительный анализ. Учебно-методическое пособие. - М., 1999.

3 Баранов Н.А. Политические отношения и политический процесс в современной России: Курс лекций. В 3-х ч. СПб.: БГТУ, 2004. – 30 п.л.

4 Сурков В.Ю. Национализация будущего. Параграфы pro суверенную демократию / Журнал «Эксперт» № 43 (537)  от  20 ноября 2006.

5 Согрин В.В. Политическая история современной России. 1982-2001: от Горбачева до Путина. М., 2001.

6 Малышев А. О характере политического режима в России / Политический класс №1/ 2006.

7 Холодковский К. К вопросу о политической системе современной России / Журнал «Полис», №2, 2009.


Ссылки:

[1] Сумбатян Ю.Г. Сравнительная политология как направление современной науки о политике // Вестник Российского университета дружбы народов. – Сер.: Политология. – 2004. – № 1 (5).

[2] Теория политики: Учебное пособие / Авт.-сост. Н.А.Баранов, Г.А.Пикалов. В 3-х ч. СПб: Изд-во БГТУ, 2003.

[3] Цыганков А.П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика: Учеб. пособие / Ин-т "Открытое об-во". - М.: Интерпракс, 1995. - 295 с.: табл.

[4] Урнов М., Касамара В. Современная Россия: вызовы и ответы: Сборник материалов. М., 2005. С.27/

[5] Согрин В.В. Политическая история современной России. 1982-2001: от Горбачева до Путина. М., 2001. С.238.

[6] Урнов М., Касамара В. Современная Россия: вызовы и ответы: Сборник материалов. М., 2005. С.26-27.

[7] Шестопал Е.Б. Авторитарный запрос на демократию, или почему в России не растут апельсины // Полис. 2004. №1. С.26.

[8] Пастухов В.Б. Третий срок Путина как альтернатива политическому ханжеству. Реплика политического циника // Полис. 2006. №2. С.164.

[9] Фельдпочта, 2004, #21(33). С. 8.

[10] Сурков В.Ю. Национализация будущего. Параграфы pro суверенную демократию / Журнал «Эксперт» № 43 (537)  от  20 ноября 2006.

Проблемы идентификации политического режима современной России
Контрольная работа
Оренбург, 2010

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.