Существует мнение о тождественности понятий «пределы доказывания» и «предмет доказывания». (См.: Миньковский, Г. М. Пределы доказывания в советском уголовном процессе / Г. М. Миньковский. — М., 1956. — С. 4 ; Строго-вич, М. С. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1 / М. С. Строгович. — М. : Наука, 1968. — С. 361.) В учебнике 1968 г. «пределы доказывания характеризуются совокупностью обстоятельств, исследование которых может иметь значение для правильного разрешения дела, и всех тех источников доказательств, посредством которых выясняются эти обстоятельства», (Советский уголовный процесс : учебник / под ред. Д. С. Карева. — М. : Юрид. лит., 1968. — С. ПО.) а в учебнике, вышедшем в 1972 г., определение пределов доказывания ограничено необходимой и достаточной совокупностью доказательств, которая обеспечивает установление подлежащих доказыванию обстоятельств. (См.: Уголовный процесс : учебник / под ред. Н. С. Алексеева, В. 3. Лукашевича, П. С. Элькинд. — М. : Юрид. лит., 1972. — С. 153.) Авторы «Теории доказательств в советском уголовном процессе» определили связь предмета и пределов доказывания как связь цели и средств ее достижения. (См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе.—С. 187.) Это мнение получило наиболее широкое распространение. «Совокупность доказательств, необходимых в конечном итоге для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств, входящих в предмет доказывания, и образует пределы исследования, или пределы доказывания», — пишет П. А. Лупинская. (Лупинская, П. А. Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство и практика / П. А. Лупинская. — М.: Юристь, 2006. — С. 94.) В то же время, продолжает иметь место взгляд на пределы доказывания и как на глубину и точность исследования фактов, входящих в предмет доказывания, или степень их доказанности. (См.: Карнеева, Л. М. Источники доказательств по советскому и венгерскому законодательству /Л. М. Карнеева, И. Кертэс. — М. : Юрид. лит., 1985. — С. 18—19.) Некоторые авторы пределы доказывания видят не только в необходимых для установления предмета доказывания доказательствах, но и в совокупности требуемых для их получения следственных действий. (См.: Горский, Г. Ф. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. — С. 93—94.)

Понимание вопроса о пределах доказывания затрудняется отсутствием законодательного определения этого понятия в силу его оценочного характера. Однако субъектам уголовного процесса чрезвычайно важно иметь в своей практической деятельности четкое представление о границах доказывания. Поэтому вопрос о пределах доказывания продолжает привлекать внимание ученых.

Представляется, что наиболее близко к пониманию сущности пределов доказывания подошли авторы, обнаружившие многогранность (многоаспектность) этого понятия (См.: Горский, Г. Ф. Указ. соч. — С. 92 ; Шейфер, С. А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования / С, А. Шейфер. — Тольятти : Волжский университет им. В. Н. Татищева, 1997. — С. 25.) и согласившиеся считать пределами доказывания «такие границы этой деятельности, которые выражают полноту проверяемых версий, глубину исследования подлежащих доказыванию фактов (обстоятельств), объем доказательств и их источников, обязательных для признания наличия или отсутствия этих фактов, и достаточность обоснования выводов по делу». (Фаткуллин, Ф. Н. Общие проблемы процессуального доказывания. — С. 70.)

Многогранность понятия «пределы доказывания» обусловливает правомерность различных подходов к определению границ исследования обстоятельств дела. Попытаемся с этих позиций определить тот момент, когда органы уголовного судопроизводства вправе считать цели доказывания достигнутыми.

  1. Доказывание может быть признано достигшим своей цели, когда с необходимой степенью надежности установлены все подлежащие доказыванию обстоятельства. Следовательно, пределы доказывания определяются как широта (полнота) установления подлежащих доказыванию обстоятельств и глубина исследования каждого из них. В этом смысле пределы доказывания действительно сливаются, если не с предметом доказывания, то с совокупностью подлежащих доказыванию обстоятельств, ибо они определяют не только перечень обстоятельств, характеризующих предмет доказывания по конкретному уголовному делу, но и совокупность промежуточных и вспомогательных фактов, необходимых для установления каждого из них. Ошибки в определении круга подлежащих доказыванию обстоятельств, как и ошибки в определении требуемой глубины исследования того или иного обстоятельства ведут к неполноте установления обстоятельств дела, что может обусловить необоснованное процессуальное решение, неправильную правовую квалификацию деяния. Во избежание ошибок доказывание осуществляется в двух направлениях — вширь, т.е. путем установления всех обстоятельств, имеющих значение для дела, и вглубь, т.е. путем установления каждого имеющего значение для дела обстоятельства с достаточной для целей доказывания степенью конкретизации и надежности.
  2. Доказывание может быть признано достигшим своей цели, когда все указанные выше обстоятельства надежно подтверждены необходимой и достаточной для этого совокупностью доказательств. Понятие необходимой совокупности доказательств характеризует широту исследования обстоятельств дела и исключает пробелы в установлении фактических обстоятельств дела. Необходимыми являются все доказательства, содержание которых связано с подлежащими доказыванию обстоятельствами, т.е. все относимые доказательства. Понятие достаточной совокупности доказательств характеризует полноту и глубину исследования каждого подлежащего доказыванию факта (главного, промежуточного, вспомогательного) и обеспечивает надежность вывода о доказанности каждого факта.

Достаточная совокупность доказательств в литературе рассматривается с двух сторон — количественной и качественной. Количественная сторона пределов доказывания не может быть выражена в цифровых показателях, поэтому она раскрывается через понятие «совокупность доказательств» и через сопоставление этой совокупности с предметом доказывания. Пределы доказывания, очевидно, не достигнуты, если:

  • в деле отсутствуют доказательства какого-либо имеющего значение для правильного разрешения дела обстоятельства;
  • имеющиеся доказательства не позволяют установить это обстоятельство с требуемой глубиной и полнотой;
  • доказанность этого обстоятельства вызывает сомнения.

Оценка количественной характеристики достаточности собранной по делу совокупности доказательств осуществляется по внутреннему убеждению субъекта доказывания с учетом требования закона об обоснованности процессуального решения и выработанных практикой стандартов доказывания. Пределы доказывания всегда содержат некоторое количество избыточной информации, собранной в целях обеспечения надежности вывода о достаточности собранной совокупности доказательств для обоснования выводов по уголовному делу. Такая избыточность доказательств считается оправданной.

Качественная сторона пределов доказывания проявляется во взаимосвязи и непротиворечивости имеющихся доказательств, позволяющих формировать выводы в одном направлении. Даже очень большое количество собранных органом расследования доказательств не является мерилом пределов доказывания, если эти доказательства позволяют обосновать взаимоисключающие выводы. Противоречивые доказательства означают и противоречия в установленных обстоятельствах дела, поэтому пока существенные противоречия не устранены, вывод о доказанности обстоятельств дела продолжает оставаться сомнительным, не достоверным, а значит, требуется продолжение доказывания.

Надежность совокупности доказательств означает ее способность сохранять свою силу в будущем. Надежные доказательства образуют такую систему, свойства которой сохраняются при выбывании одного или нескольких ее элементов (например, в случае смерти важного свидетеля, изменения показаний обвиняемым, утраты вещественного доказательства). Объединенные в систему доказательства взаимно дополняют и усиливают друг друга, укрепляя надежность вывода, вытекающего из каждого доказательства. Если все выводы органа уголовного преследования, как это часто бывает, группируются только вокруг показаний обвиняемого, признающего свою вину, отказ обвиняемого подтвердить эти показания в судебном заседании способен разрушить всю систему доказательств.

Оценка достаточности совокупности доказательств предполагает предварительную оценку каждого доказательства с точки зрения относимости, допустимости и достоверности. Доказательства, не отвечающие этим критериям, не могут использоваться для обоснования каких-либо выводов, следовательно, не учитываются при оценке совокупности доказательств в целом.

  • Наконец, доказывание может быть признано достигшим своей цели, когда органом расследования произведен тот объем работы, т.е. следственных и иных процессуальных действий, который позволяет сформировать необходимую и достаточную совокупность доказательств. Это означает, что следователем были выдвинуты и проверены все объективно возможные версии. В результате этой деятельности в уголовном деле образуется фактический объем доказательств, превышающий критерии необходимости и достаточности.

Фактический объем имеющихся в деле доказательств, таким образом, включает в себя не только те доказательства, которые признаны необходимыми и достаточными, но также те, которые были получены в процессе проверки не подтвердившихся впоследствии версий; доказательства, которые были получены в процессе поиска относимых доказательств; доказательства, исключенные из совокупности доказательств в силу того, что были получены с нарушением закона; доказательства сомнительные или недостоверные. Ошибочное отождествление фактического объема доказательств с необходимой и достаточной совокупностью доказательств, т.е. неправильное определение границ доказывания, может привести к «недобору» доказательственной информации. Вывод следователя, прокурора о достижении цели доказывания может быть поколеблен, если в судебном разбирательстве произойдет изменение оценки доказательств. Фактический объем доказательств остается прежним, однако он уже не образует достаточной и надежной совокупности доказательств. С учетом сказанного пределы процессуального доказывания могут быть правильно определены только на основе относимых, допустимых и достоверных доказательств, а поскольку оценка доказательств осуществляется на разных стадиях процесса разными субъектами, их оценка пределов доказывания может не совпасть.

Рассмотренные стороны понятия пределов доказывания имеют самостоятельное значение, не совпадающее полностью со значением других его сторон. Различна их не только качественная, но и количественная характеристика. Следственное действие позволяет получить не одно, а несколько доказательств, каждое из которых или все вместе могут устанавливать один или несколько фактов. Например, при осмотре места происшествия обнаружены следы крови, часть этих следов изъята в качестве вещественного доказательства для последующего исследования специалистами. Здесь же обнаружены следы обуви неизвестного лица, отпечатки пальцев руки, изготовлены их слепки и оттиски. С другой стороны, одно и то же обстоятельство может быть установлено несколькими доказательствами, полученными разными процессуальными способами. В приведенном выше примере по делу М. факт получения им сообщения об избиении брата на берегу реки Волги подтверждается не только показаниями свидетелей, потерпевших и самого обвиняемого, но и полученной по официальному запросу следователя распечаткой исходящих и входящих телефонных звонков на номер М.

В то же время все три стороны понятия пределов доказывания взаимосвязаны: глубина и полнота исследования обстоятельств дела обеспечиваются надежностью и достаточностью полученных при производстве необходимых процессуальных действий доказательств.

Правильное определение пределов процессуального доказывания играет огромную роль в практической деятельности субъектов уголовного судопроизводства. Оно позволяет сконцентрироваться на доказывании лишь тех обстоятельств, которые имеют значение для разрешения уголовного дела, систематизировать полученные доказательства, своевременно обнаружить и восполнить пробелы доказывания, заставляет требовательно относиться к соблюдению закона при производстве следственных действий, тщательно проверять и объективно оценивать полученные доказательства с точки зрения их способности служить надежным средством процессуального доказывания.

Несмотря на единый характер требований к полноте установления обстоятельств дела, предъявляемых на стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства, и к степени достоверности полученных знаний и сформулированных выводов, границы судебного доказывания (доказывания, осуществляемого в суде) могут существенно отличаться от пределов доказывания, установленных органом расследования. Пределы доказывания в стадии судебного разбирательства предопределены объемом предъявленного лицу обвинения (ст. 252 УПК), поэтому суд не вправе устанавливать факты и обстоятельства, выходящие за рамки обвинения. Однако, как представляется, это ограничение касается лишь обстоятельств, характеризующих состав преступления, но не распространяется на промежуточные факты, на основе которых устанавливается главный факт, и на вспомогательные факты, служащие средством оценки доказательств. Поэтому ошибка органа расследования в определении круга промежуточных и вспомогательных фактов может быть исправлена в суде путем допроса дополнительных свидетелей, исследования представленных сторонами дополнительных доказательств, назначения судебных экспертиз. Существенное влияние на расширение пределов доказывания в суде оказывает его состязательная форма, дающая возможность стороне защиты восполнить имеющиеся с ее точки зрения пробелы в доказательственном материале и установлении имеющих значение для защиты, но не установленных в досудебном производстве обстоятельств.

С пределами доказывания тесно связано понятие «относимость доказательств». Относимость доказательства — это его способность устанавливать обстоятельства, имеющие значение для дела. Такой способностью доказательство обладает в силу связи его информационного содержания с подлежащими доказыванию обстоятельствами. В литературе обращено внимание на то, что для оценки относимости доказательства требуется положительный ответ на два вопроса (говоря иначе, требуется два критерия):

  1. подлежит ли доказыванию то обстоятельство, которое подтверждается данным доказательством;
  2. имеется ли связь между доказательством и обстоятельством.

Нормативной основой оценки относимости доказательств являются статьи уголовно-процессуального закона, определяющие предмет доказывания. Круг обстоятельств, связь с которыми придает доказательству свойство относимости, аккумулирован в ст. 73 УПК, но не исчерпывается ими. Для признания доказательства относящимся к делу не имеет значения, с каким из подлежащих доказыванию обстоятельств оно связано. Этим свойством обладают все доказательства, которые так или иначе способны подтвердить или опровергнуть любой из элементов состава преступления, а также другие обстоятельства, необходимость доказывания которых может возникнуть по конкретному делу. Круг относимых доказательств чрезвычайно широк, поскольку именно из них формируется та необходимая и достаточная совокупность доказательств, которая обеспечивает надежное, полное и точное установление каждого обстоятельства, имеющего значение для дела. Относимыми являются доказательства:

  • устанавливающие обстоятельства, характеризующие событие преступления (место, время, способ и другие обстоятельства совершения преступления);
  • устанавливающие виновность лица, его совершившего, формы вину и мотивы;
  • характеризующие личность обвиняемого;
  • свидетельствующие о наличии обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание;
  • характеризующие причиненный преступлением вред и его размер;
  • способствующие установлению условий совершения преступления.

Доказательство является относимым, если оно указывает на факт, непосредственно входящий в предмет доказывания, а равно на промежуточные факты, из которых выводным путем устанавливается главный факт. Сложность оценки относимости доказательств состоит в том, что промежуточные факты не предусмотрены законом и могут образовывать сложную иерархическую и разветвленную систему. Например, чтобы доказать совершение преступления — кражи путем доказывания факта появления у подозреваемого лица соответствующей суммы денег после совершения преступления, необходимо исключить вероятность получения этих денег из других источников. Доказательства, опровергающие другие способы получения подозреваемым денег, будут являться относимыми.

Относимостью обладают не только доказательства, указывающие на новые факты, но и те, которые подтверждают факты, уже установленные другими доказательствами. Их собирают в целях проверки, усиления и подкрепления имеющейся совокупности доказательств.

Относимыми являются также доказательства:

  • указывающие на наличие других доказательств, обеспечивающие поиск и расширение совокупности доказательств;
  • характеризующие условия и порядок производства того или иного следственного действия и способствующие тем самым проверке ранее собранных доказательств (например, доказательства, подтверждающие способность видеть с того места, где находился свидетель, условия наблюдения, характер взаимоотношений с обвиняемым, соблюдение процедуры допроса и пр.);
  • устанавливающие факты, противоречащие исследуемой версии;
  • опровергающие уже установленные обстоятельства;
  • устанавливающие, так называемые, негативные, т.е. отсутствующие, но естественные при обычном ходе события обстоятельства (например, отсутствие следов транспортного средства противоречит количеству похищенного);
  • свидетельствующие об отсутствии смежного состава преступления (например, об отсутствии угрозы применения насилия при завладении имуществом) или отягчающих обстоятельств.

Относимыми являются доказательства, устанавливающие обстоятельства, которые исключают преступность и наказуемость деяния, а также могущие повлечь освобождение от уголовной ответственности и наказания (п. 5 и 7 ч. 1 ст. 73 УПК).

Таким образом, вопрос об оценке относимости доказательств настолько сложен, насколько сложно определить совокупность имеющих значение и подлежащих в связи с этим доказыванию обстоятельств. Поскольку значение того или иного обстоятельства для дела на начальном этапе уголовного судопроизводства не всегда ясно, относимость доказательства может иметь вероятный характер. Впоследствии наличие связи доказательства с предметом доказывания либо подтверждается, либо опровергается. Во избежание утраты доказательств вследствие ошибки в оценке их относимости, на первоначальном этапе расследования принято считать относимыми все доказательства, содержание которых позволяет предположить их связь с обстоятельствами дела. Поэтому в любом уголовном деле всегда имеется определенное количество доказательств, связь которых с предметом доказывания не подтвердилась. По описанному выше уголовному делу об убийстве С. его жены такой предположительной относимостью обладали, в частности, доказательства, характеризующие взаимоотношения между потерпевшей З., ее подругой Л. и мужем подруги, поскольку обвиняемым была выдвинута версия совершения убийства Л. по мотивам ревности. На определенном этапе обладали свойством относимости вещественные доказательства — предметы одежды Л. и сумочка, протокол осмотра этих вещественных доказательств, заключение судебной экспертизы, не обнаружившей следов крови на вещественных доказательствах.

Призмой, сквозь которую доказательства рассматриваются на предмет оценки их относимости, выступает версия. Чем больше выдвинуто и проверяется версий, тем полнее будут исследованы обстоятельства дела, но тем сложнее оценка относимости обнаруживаемых доказательств, она требует сопоставления доказательства с каждой из одновременно проверяемых версий.

При оценке доказательства важно точно понимать, к какому из доказываемых обстоятельств оно относится. Типичная ошибка, допускаемая органами уголовного преследования, состоит в том, что большое количество доказательств, подтверждающих второстепенные факты, принимается за достаточную для обоснования обвинения совокупность доказательств. Поэтому важно видеть связь устанавливаемых этими доказательствами промежуточных фактов не только между собой, но и с главным фактом.

Рассмотрим вопрос об оценке относимости и значении промежуточных и вспомогательных фактов на примере уже известного нам уголовного дела по обвинению С.

Как показал С, он не видел, при каких обстоятельствах жене был нанесен приведший к смерти удар ножом. Проверка версии о самоубийстве З. требовала установления мотива, для чего необходимо было доказать факт прелюбодеяния потерпевшей с мужем подруги, и способность этого факта оказать на потерпевшую то влияние, которому придавал ему С, т.е. мотивировать желание совершить убийство. Следовало также установить физическую возможность причинения потерпевшей телесного повреждения собственной рукой. Отвергая версию самоубийства, суд принял во внимание такие доказательства, как:

  • показания свидетелей — супругов Л., дружно проживших более 10 лет, а также родственников Л. и З. и многочисленных друзей, знавших о связывающей их 15-летней дружбе со студенческих времен и характере отношений между супругами Л. и потерпевшей З.;
  • характеристику потерпевшей — зрелой 37-летней женщины, имеющей высшее медицинское образование, ученую степень кандидата медицинских наук, большой профессиональный и общежитейский опыт, родителей и друзей, на чью поддержку она могла рассчитывать. Все эти данные исключали мотивацию самоубийства;
  • заключение судебно-медицинской экспертизы о направлении раневого канала слева направо и сверху вниз, исключившего возможность причинения смерти потерпевшей собственной рукой, поскольку потерпевшая, как было установлено, не была левшой;
  • показания судебно-медицинского эксперта, указавшего на отсутствие характерного для самоубийства обнажения участка тела для нанесения удара и незначительных точечных повреждений вокруг основной раны — признака «примерки»;
  • протокол осмотра места происшествия, согласно которому в месте совершения преступления орудие преступления не обнаружено, а труп лежит на диване;
  • заключение эксперта, согласно которому характер ранения З. не позволял ей после его нанесения ранения самостоятельно передвигаться и совершить какие-либо действия (спрятать или выбросить нож, дойти до дивана в другую комнату);
  • показания врача скорой помощи об отсутствии свободного доступа к ране на теле потерпевшей, так как надетая на теле сорочка, не имела разреза в месте, соответствующему месту расположения раны. Для того чтобы осмотреть рану, врач был вынужден сделать ножницами разрез на сорочке;
  • показания врача скорой помощи о том, что температура тела, на ощупь холодного, не соответствовала времени, которое, по показаниям С, прошло с момента наступления смерти;
  • ранее названные доказательства, подтверждающие наличие у обвиняемого достаточного времени (один час) для инсценировки места происшествия, и т.д.

Все перечисленные доказательства не имеют непосредственной связи с главным фактом, однако связанные с ним и между собой логическими нитями, они создали неопровержимую цепь улик, позволившую исключить одну из трех возможных версий. Точно так же с помощью доказательств была исключена версия о совершении убийства подругой потерпевшей, а также опровергнуты все доводы, приводимые обвиняемым в свою защиту. В конечном итоге это позволило обосновать вину С. в совершении преступления.

Лазарева, В. А. Доказывание в уголовном процессе. - М.,  Юрайт, 2010. С. 138-150.

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.