По всей логике вещей, возврат заключенного к состоянию гражданского полноправия возможен при отдаче им обществу и государству некой платы за содеянное преступление во время отбывания срока наказания. Следовательно, преступник должен исправиться и измениться до состояния законопослушного гражданина своей страны.

Принято считать, что для исправления морально-нравственного облика преступившего закон преступника, достаточно создать строгие социально-бытовые условия жизни в изоляции от общества с вытекающим приложением: труд, учеба, творчество и режим. Тогда человек подобно монаху, также удаленному от суеты мира, начнет перерождаться и очищаться от всего лишнего в своей внутренней и внешней жизни.

Но есть одно «но»! Все это может произойти только в том случае, если в душе такого человека будет находиться образ высокого и чистого идеала, к которому он будет стремиться, желая этому идеалу соответствовать.

Воспитатели и учителя, начиная от наших родителей, всегда говорили нам: «необходимо стать настоящим человеком». Каков же он этот – «настоящий человек»?

Очень вразумительно сказал по этому поводу православный священник и писатель – иерей Владимир (Соколов). Вот строки из его книги «На гране жизни».

«Для ищущего человека вопрос в тюрьме так и стоит: сделаться истинным Человеком или окончательно озвереть? Поэтому прежде чем стать Человеком, необходимо узнать: кто же такой истинный человек? Тюремное сообщество является не только частью всего человечества, но, в силу своей замкнутости, и его моделью, поэтому и проблемы тюрьмы – это проблемы всего человечества. Каким образом вообще человек осознает, что его жизнь неверно устроена? Очевидно, у него имеется тот идеальный образ бытия, сопоставляя с которым реальную жизнь, он осознает ее искаженность. Изменение и покаяние было бы невозможно без приобщения к этому идеалу. Да и вообще жизнь человека невозможна без идеала, который подспудно наполняет ее часто неведомым ему смыслом. Если даже человек считает, что мир бессмысленен, а поэтому бессмысленна и его жизнь, то откуда у него взялась жажда и понятие самого смысла, ведь мерилом бессмысленности всегда является смысл? Человек, не имеющий этого мерила в самом себе, будет доволен миром, потому что повод для недовольства рождается только из сознания несоответствия мира идеалу или смыслу. Неудовлетворенность же бессмыслицей жизни – есть уже начало обретения ее смысла. Поэтому на той границе, где жизнь ускользает и обессмысливается, человек начинает отчаянно искать Истину, незыблемую идеальную сущность Бытия…».

Как видим, секрет исправления осужденного прост: сначала начинается поиск смысла жизни, а дальше продолжается большая, трудная и кропотливая работа над собой. Когда идеал найден, человек начинает осознавать, что с таким грузом пороков и грехов далеко не уйдешь. И если он ставит главной задачей спасение своей души и решил идти к этой цели, то автоматически становится безопасным для общества. Все, чем ему в этом деле может помочь администрация исправительного учреждения – это, не мешать.

Есть ли в нашем современном тюремном ведомстве идеалы для исправления осужденных? На этот вопрос можно дать только один однозначный ответ. В психо-педагогических методиках исправления ФСИН таких идеалов сегодня нет!

Какой образ и идеал для исправления может предоставить тюремная служба? Может быть, это размытый образ «добропорядочного гражданина»? Но, что это значит? Кого можно поставить в пример? На кого равняться? На «добропорядочных граждан» «честно» заработавших свои миллионы и покупающих «для престижа» нашей страны футбольные клубы и дорогие яхты? Или на героев идиотских сериалов, которые, оправдываясь своим служением закону с улыбкой на лице сеют смерть налево и направо?

Для людей с добрым разумом идеалом всегда был и должен оставаться Бог и все угодившие Ему при жизни люди – его святые. У христиан это так. У мусульман их идеалом бытия также является Творец. К числу идеалов можно смело причислить и героев войн, сражавшихся за нашу Отчизну.

Но последнее время, взамен истинным идеалам любви и добра мы все чаще стали выбирать идолов богатства, власти и похоти. Не секрет, что этот «наш» выбор появился с приходом, так называемой демократии.

Привезенные из-за моря «игрушки» понравились «детям, сбежавшим из дома отчего». «Детки» начали играть в них, и повзрослев стали теми, кто стал разворовывать оборонное ведомство и разоружать армию. Это по крупному. А «по мелочам» началось то, что принято называть «Содом и Гоморра». Причем началось это не только между людьми как половыми индивидуумами, но в делах и отношениях людей стало сплошь и рядом проявляться извращение (переворачивание) истины и здравого смысла.

Над идеалами, спасавшими и воодушевлявшими наших предков, мы стали смеяться. Как сказал классик: «Над кем смеетесь? Над собой смеетесь!». Но мы не поняли всей глубины этого изречения. А большинство из нас и не слышали сего вовсе. И вот мы уже стали высмеивать самих себя, свою историю, свое предназначение, свою культуру, свой язык и в конечном счете, мы стали стесняться и бояться называть себя «русскими». Начались упреки и осуждение великих правителей России, которые оставили нам в наследство огромные просторы земли и несметных богатств в ней. Сейчас эти многосложные процессы принято называть одним компактным словом – «русофобия». И как результат, мы перестали искать свои идеалы в своей истории и у себя в государстве.

Осознание того, что мир сохраняется только благодаря огромным усилиям по подготовке к войне («хочешь мира – готовься к войне»), мы в очередной раз зацепились за мощный идеал пригодный для воспитания и подражания человека любого возраста и пола, это идеал воина. Потому, все свои усилия мы бросили на создание такого идеала через литературу и кино. И в этом нет ничего плохого.

Но как преподнести идеал воина для тех, кто преступил законы, которые эти воины защищают? Преподнести, конечно, можно, но для этого необходимы очень сильные и авторитетные воспитатели. Фактически они должны стать боевыми командирами тех, кого они перевоспитывают, чтобы на своем личном примере доказать свою правоту, оставаясь и днем и ночью со своим «солдатами».

Но начальник отряда в колонии или начальник воспитательного отдела ИУ – это обычный паренек, который после смены пойдет домой. А «ученики» останутся одни отбывать свой срок и этой ночью и всеми другими днями и ночами. Они будут предоставлены другим «учителям» и «авторитетам», которые всегда находятся рядом и не бросят их в трудное время. Это сами осужденные, члены их семьи и другие близкие им люди.

Сегодня наша жизнь продолжаются в окружении чужеземных идеалов. Разве можем мы, увлеченные бизнесом и потреблением благ современности отказать себе в удовольствии развлекаться от сказочных картинок и зрелищами с суперменами, человеками-пауками, вампирами и прочим бесовством призрачного мира, созданного по «чертежам» Аллена Даллеса и других политтехнологов?  

Уже целое поколение наших детей выросло на бэтмэне и черепашках-ниндзя. Многие из этих детишек уже сидят за свои «подвиги» в зонах и тюрьмах. «Кто» или «что» – их идеалы для исправления? Воспитатели исправительных колоний не смогут рассказать им, что означает понятие «законопослушный человек». Потому что этих законопослушных «человеков» стало слишком много, они слишком разные, говорят на разных языках, а некоторые даже живут за пределами России. Например, законопослушный олигарх. Правда звучит? Он исключительно честно «приватизировал» пять заводов и за «свои» «кровно-заработанные» купил себе несколько вилл за рубежом. Туда он летает отдыхать на своем самолете и возит с собою сорок девушек легкого поведения, которых там и расселить надо, и накормить, и одеть. Несмотря на эти его маленькие слабости, он честно платит налоги! И только за это его уже можно считать законопослушным человеком?! Чем не образец для исправления осужденного?

И воспитатель какого-нибудь «ИК», каким бы шутником он ни был, вряд ли позволит себе так глупо пошутить над зэком, объясняя ему, на кого тот должен равняться.

Нет идеала – нет исправления!

Воспитательная работа в российской зоне сейчас в идеологическом вакууме. Все те же экономические интересы не позволяют ФСИНовцам так быстро отказаться от статуса «исправительная колония». Ведь исправлять и перевоспитывать они желают исключительно педагогическими методами, пусть где-то и жесткими. К тому же за исправление убийц и насильников налогоплательщики платят немалые деньги. А тут еще и налоги не берут за электроэнергию, которую зэки-«ученики» с промзоны тратят на производство шлакоблоков и плит для строительства многоэтажек.

Вырубка леса в Сибири силами лесорубов в черной робе с именными бирками, это целая индустрия, способная приносить прибыль не только самой системе ФСИН, но и удовлетворять интересы нашего государства. Получается полная самоокупаемость или как говорят – самодостаточность.

А для чего же тогда бюджет обременяет налогоплательщиков? Не для того ли, чтобы необоснованно завысить педагогическую роль ФСИНовцев, маскируя ею свои чисто экономические интересы?

Кто и что сегодня может реально повлиять на мировоззрение преступника, как и во все времена – исправить его, привести к покаянию? Из личного опыта можно с уверенностью сказать, что это вера в Бога.

Роль Русской Православной Церкви в деле перевоспитания осужденных-христиан на сегодняшний день является первостепенной. Мусульмане-осужденные одухотворяются в колонейских мечетях. Это не отрицают и сами сотрудники пенитенциарных учреждений, родственники осужденных и уже освободившихся из под стражи граждан.

Благодаря огромным усилиям ныне упокоившегося Патриарха Алексия II, в 90-е годы в большинстве ИУ России были организованы православные приходы, построены храмы и молельные комнаты. Строительство продолжается и сейчас. Не случайно на Руси тюрьмы всегда назывались «богоугодным заведением».

Исправление самих себя перед обществом для верующих-осужденных, основано, прежде всего на исправлении самих себя перед Богом. Это идеальное внутреннее состояние души называется покаянием. Покаяние не может быть выборочным. Оно либо есть, либо его нет. Значит и каются верующие осужденные во всем, что сделали. И не выбирают: «тот-то был сам виноват, поэтому я его и убил» или: «я украл, потому что меня к этому подтолкнула моя бедность и жадность того у кого я украл». Отрадно то, что хотя бы часть бывших преступников искренне осознает свою вину не только в совершенных преступлениях за которое их осудил уголовный суд, но и во всех других грехах, про которые знают только они сами да ведает Бог. (К сожалению, духовное вразумление никак не регламентируется в законах и не рассматривается в положении об УДО).

Конечно же, во ФСИН работают взрослые люди и прекрасно понимают, что существующими методами никого и никогда не исправить. Проблема в том, что табличка с надписью «ИК» обозначает – «исправительная колония», вот и приходится сотрудникам этой службы изворачиваться и фактически врать всему обществу, что это именно они исправляют осужденных.  

Отдельно и независимо от всего общества, ФСИН своему спецконтингенту сама идеологию не придумает и нигде ни за какие деньги не купит. Отсутствие идеалов в обществе равно отсутствию идеалов во всех его закутках, будь то образовательные структуры или государственный силовой институт – ФСИН. Существенной проблемой, которая достается обществу в виде истраченной впустую весомой части федерального бюджета на содержание ФСИН остается миф о перевоспитательной функции системы.

Общество платит налоги за то, чтобы преступников не только изолировали, но еще и исправляли – перевоспитывали. А вместо этого оно получает обратно почти половину из общего числа сидельцев в виде рецидивистов, ставших еще опаснее и озлобленнее на государство и общество.

Государственные мужи понимают это и принимают все возможные меры для того, чтобы не подпускать этих мстителей близко к рычагам и механизмам власти [1].

Подобная тенденция напоминает дискриминацию отдельной категории граждан, которые являются бывшими заключенными. Однако последствия того, что бывшие осужденные лишены права принимать участие в работе государственных служб, будут выражаться в формировании у них собственной антигосударственной идеологии. Заявлять о которой они до поры до времени не станут, а если и сделают это, то за деньги каких-нибудь оппозиционных правительству сил. По истечении определенного времени этот процесс может привести к попыткам создать свое собственное государство (правда на крови и за чужой счет), что в истории России уже было. Вспомним, как и кем осуществлялась практическая работа по организации и проведению внутриполитической антигосударственной деятельности в России в начале прошлого века? Революцию 1917 года возглавили бывшие заключенные царских тюрем! Нужно напоминать их имена? А два друга – Гитлер и Гимлер? Они тоже, пару лет вместе провели в тюрьме Шпандау, набрались «арестантского» опыта и что было дальше?

Система ФСИН, сама целенаправленно и методично, год за годом производит «класс» отверженных обществом изгоев. Именно «исправительные» методики, применяемые в наших колониях приводят одних к оскотивниванию (таких большинство), делая их бездумным стадом потребителей, других к озлобленному поумнению, взращивая из них злых гениев новых преступлений. А третьих (таких немного) – к позитивному возмужанию, делая из них осознавших свою вину умудренных житейским опытом людей.

Представителей категории оскотинившихся и злых гениев в нашей стране набралось слишком много, чтобы кое-кому, уже сейчас не начать всерьез задумываться о формировании этой группы в целый политико-социальный класс. Остановить этот конвейер по штамповке пушечного мяса для оппозиционеров, вскормленных «пепсикольной» идеологией запада в настоящее время практически невозможно, пока мы государство не контролирует СМИ и большинство своих властных институтов.

Глядя на все это «исправление» хочется сказать этим исправителям: «Все ребята, хватит! Посадили, изолировали, оградили – только не губите души наказуемых методами вашего исправления. И членов их семей тоже не добивайте горем от того, что они уже никогда не узнают в родном человеке, вернувшимся из мест лишения свободы прежнего отца, брата, мужа, сына».

Если мы действительно желаем, чтобы человек исправился за время изоляции в наших исправительных колониях, ему нужно вернуть все то, что у него было отнято или даже дать то, что не было ему дано прежде. Для кого-то это «отнятое» есть самая обыкновенная материнская любовь или отцовская строгость, для кого-то – возможность создать свою семью и быть образованным, а для кого-то – просто, внимание и забота, которых не было в детстве.

Кто же вберет в себя все эти отнятые нематериальные блага из прошлой жизни? И возможно ли все это собрать и раздать всем желающим?

Как видно, во всех перечисленных и недополученных нематериальных «благах» проглядывается, прежде всего, обыкновенная любовь к своему ближнему. Если любви нет, то все методики «исправительной машины» тщетны.

Есть один идеал, который почему-то никто не замечает (или не хочет замечать), но именно он может послужить поводом изменить себя и свои взгляды на жизнь и в конце концов, исправиться любому человеку, отбывающему наказание в изоляции от общества.

Почти в каждой российской исправительной колонии, до сих пор можно встретить плакаты и вывески с пропагандистским лозунгом-призывом: «Помни! Тебя ждут дома!».

На сегодняшний день, таким обобщенным для всех идеалом и образом, ради которого большинство из нас готовы отдать последнее и даже свою жизнь, является семья. Семья – вот единственная общечеловеческая ценность, которая формирует стержень любого государства. Именно семья является независимым и почти абсолютным (после Бога) совершенным идеалом для любого человека.

Сноска

[1]. В соответствии с рядом законов и специальных негласных указаний, бывших осужденных (даже при условии снятия судимости) не принимают на работу в госструктуры и на стратегически важные объекты. А в последнее время бывшим осужденным трудно устроиться на работу даже простым дворником. Службы безопасности фирм, организаций и учреждений отсеивают таких кандидатов на все вакантные рабочие места.

Вепрев А.Н. ФСИН: Путь из сумрака

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.