В начале своей бизнес-карьеры я контролировал управление целыми 84 многоквартирными зданиями в пригороде Лос-Анджелеса — долине Сан-Фернандо. И почти при каждом моем посещении любого из домов его управляющий что-то у меня просил: «Нам надо покрасить двери», «Паркингу нужна гидроизоляция», «Я ухожу в отпуск на две недели, и нужно найти мне замену».

Через годя начал чувствовать себя как копилка, из которой управляющие стремились каждый раз вытряхнуть побольше монет. Конечно, во многих случаях они были правы; часто я отклонял их просьбы; а иногда их требования были обоснованы, но у нас просто не было денег на их удовлетворение.

Как я реагировал? Обычно отвечал: «Я подумаю». Иногда я черкал для себя записку, чтобы не забыть. Время от времени я доводил дело до конца, но чаще нет. В итоге управляющие звонили мне с повторными просьбами, на что у них и у меня уходила куча времени, не говоря уж о большом взаимном недовольстве.

Наконец, я нашел решение, позволившее отделить зерна потребностей от плевел желаний.

– Нужно почистить бассейн кислотой от налета, — заявлял управляющий.

– Изложите свою просьбу в письменном виде и пошлите мне в офис, пожалуйста, — отвечал я.

Сразу выяснились два плюса такого подхода. Первый — у меня отпала необходимость что-то записывать. Второй — в 95% случаев я больше не слышал эту просьбу. Я сделал вывод: если проблема была не настолько серьезной, чтобы я сам ее заметил, и не заставила управляющего написать мне о ней (это было еще до появления электронной почты), то мне не стоило тратить на нее деньги.

Я называю этот инструмент только после вас, потому что он основан на следующей идее: я сделаю что-то только после вашего действия. Иными словами, инициатива за вами.

У инструмента только после вас есть второе и, возможно, еще более важное применение в повседневной жизни.

Друзья часто спрашивают моего совета. если я могу, то отвечаю сразу. Но если я вижу, что мне понадобится час-два, то даю другу «домашнее задание».

«Ты спросил меня, покупать ли тебе дом в Санта-Монике, который ты только что осмотрел. Я много знаю о недвижимости, но у меня нет свежей информации именно по тому рынку. Я бы с радостью посмотрел вместе с тобой этот дом, но сначала нужно, чтобы ты написал мне о трех-четырех домах, которые ты уже видел.

Сколько за них просят, и твои мысли: сравнение дома, который ты предпочитаешь, с другими вариантами. И еще напиши, как давно каждый из них выставлен на продажу и по какой цене, по мнению риелтора, они продадут дом, который тебе нравится.

Пришли мне все это по электронной почте сегодня или завтра, и тогда мы назначим встречу, чтобы вместе осмотреть дом».

Обычно я получаю то, что попросил. Тогда я могу или сразу дать другу совет: «По-моему, цена, по которой они продадут дом, очень выгодная. Предложи им немного меньше и дай мне знать, когда вы договоритесь». Или запросить еще информацию: «какова оценочная стоимость всех домов для начисления налога на недвижимость?» Или пойти посмотреть на дом вместе с другом.

Здесь важен принцип: друг должен мне помочь и потратить на свое задание больше времени, чем я. Как говорил Том круз в фильме «Джерри Магуайер»: «Помоги мне помочь тебе».

Однажды я применил этот инструмент, когда мой сын Крейг получил работу преподавателя в бизнес-школе.

– Папа, — сказал он, — меня приняли на работу в Университет Дьюка, и мне, наверное, придется переехать. Я поеду туда через несколько недель, и было бы очень здорово, если бы ты помог мне выбрать дом.

– Прекрасно, Крейг! Давай согласуем даты. Я бы с удовольствием провел с тобой несколько дней, познакомился с тем районом и сказал тебе, что думаю о домах, которые ты посмотришь.

Через две недели мы с Крейгом провели два дня с риелтором, осматривая дома. В конце первого дня Крейг заметил:

– Папа, ты еще ничего не сказал мне об этих домах.А что ты думаешь о последнем?

– Крейг, я считаю, что самое главное — чтобы дом тебе очень понравился. Если нет, то даже не рассматривай его в качестве варианта. Если мне он нравится, а тебе нет, не нужно его покупать. Мое мнение о доме может быть полезным с точки зрения практических вопросов («Ты заметил, что по соседству там завод по производству мясных субпродуктов?»). Может, я помогу тебе с переговорами. Но сначала ты должен выбрать дом. Сам. До тех пор мое мнение тебе не поможет.

Таким образом, мое мнение на втором месте, а мнение Крейга — на первом. (Да, он купил очень хороший дом, насколько я помню, на участке в один акр, в десяти минутах езды от университета.)

Частный, но важный случай применения инструмента только после вас — помочь ребенку учиться писать. Не счесть, сколько раз кто-то из моих детей спрашивал:

— Папа, как пишется такое-то слово?

Я всегда отвечал:

— Хороший вопрос. как ты думаешь, с какой буквы оно начинается?

Когда мы договаривались о первой букве, я спрашивал, какая может идти потом. Я предлагал ребенку проговорить это самому.

Я обнаружил, что это прекрасный инструмент для обучения. Собеседник делает первый шаг, я — второй.

Хотите еще что-нибудь узнать об этом инструменте личного развития? Только после вас.

Алан Фокс.

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.