майндсайтКак вдохнуть жизнь во все сферы интеграции

Я использовал концепцию, построенную на восьми сферах интеграции, для работы с пациентами всех возрастов. Приходя на психотерапию в состоянии внутренней скованности или хаоса, эти люди вместе со мной анализировали, как они попали в такое положение, и пытались определить те сферы, в которых дифференциация или, наоборот, связь оказались заблокированы.

Во время наших сессий мы укрепляли эти сферы и стабилизировали треугольник благополучия, и я часто наблюдал, как у моих пациентов появлялось новое ощущение цельности. Оно проявлялось по-разному, но все люди постепенно осознавали, что являются частью чего-то большего и живут в глобальном мире.

Несмотря на распространенное убеждение, что майндсайт — лишь потакание своим прихотям, он вовсе не способствует эгоцентричному самокопанию или зацикленности на себе. Напротив, он неизменно вызывает желание делиться с другими, расширять спектр волнующих нас проблем и искать новые причины происходящего. Осознание себя как части мира, не ограниченного ближайшими родственниками и определенным социальным кругом, позволило моим пациентам раздвинуть ту самую «сферу участия», о которой писал Эйнштейн.

Это проявляется в незначительных изменениях. Например, мой двенадцатилетний пациент Томми, пытаясь совладать со страхом смерти, обнаружил, что связь с другими ослабляет ужас и изоляцию. Мэтью, одинокий мужчина с бесконечной чередой бесперспективных романов, работая над чувством стыда, испытал потребность углубиться во что-то, кроме себя, и увлекся очисткой залива в нашем районе. У него появилась цель, он был полон энтузиазма и благодаря деловым навыкам и бизнес-связям пытался сохранить часть природных ресурсов — не только для блага современников, но и для будущих поколений. Питер и Дениз, научившись защищать друг друга благодаря межличностной интеграции, стали делать пожертвования семьям, страдавшим теми или иными болезнями. Это имело для них личное значение, так как в детстве они понесли утраты, но расширилась сфера их участия, они активнее вовлеклись в более масштабные процессы.

Благодаря тому, что оказываю помощь психолога, я четко понял, что по мере того, как люди становились более интегрированными в первых восьми сферах, ощущение идентичности и границы их «я» раздвигались. Для данного явления я выбрал термин транспирация, где «транс» — «через», а «спирация» — «дыхание»: то есть то, как мы вдыхаем все восемь сфер интеграции. Транспирация означает, как мы растворяем иногда ограничивающее нас ощущение «я» и становимся частью расширенной идентичности, входим в состав понятия «мы», являющимся даже большим, чем наши межличностные взаимоотношения. Мы как бы интегрируем интеграцию.

Для достижения такого состояния не потребовалось ничего особенного, кроме развития базовых навыков майндсайта. Люди, добившиеся транспирационной интеграции, начинали по-разному и имели различные причины для этого. Кто-то столкнулся с серьезной проблемой или конфликтом, а кто-то испытывал боль незалеченной психологической травмы. Единый путь отсутствовал, но всем пациентам просто нужно было прийти к рефлексирующему состоянию сознания, позволяющему четче увидеть внутренний мир.

Судя по письменным источникам, созерцательные практики обеспечивают такое же чувство глубокой взаимосвязи. Но на протяжении всей истории нашего биологического вида мы считали себя изолированными, своего рода солистами на сцене небольшого театра в обществе нескольких избранных актеров и актрис. Пожалуй, такая тенденция особенно заметна в современном обществе. До других театров нам нет дела, а может, мы и вовсе рассматриваем их в качестве конкурентов. Почему же мы настолько ограничены в самоопределении?

Мы и они

Сегодня мы можем научно отметить нейронные границы нашего узкого определения «себя». Когда задействованы резонансные каналы, мы ощущаем чувства окружающих и создаем своеобразный корковый отпечаток. Он позволяет понять происходящее в голове у другого человека еще и потому, что она похожа на нашу. Наш мозг включает механизм майндсайта, чтобы всмотреться в лицо другого и рассмотреть скрывающееся под ним сознание. Но если мы не способны идентифицировать себя с окружающими, то наши резонансные каналы отключаются, и в людях мы видим «их», а не «нас». Это происходит из-за отсутствия активации каналов, позволяющих нам заметить, что у людей есть своя внутренняя жизнь.

Отключение механизмов сочувствия — вероятно, одна из причин жестокой истории нашего биологического вида. Не имея возможности заглянуть в свое или чужое сознание, люди из активных субъектов, похожих на нас и достойных уважения и знакомства с ними, превращаются в объекты. Чувствуя угрозу, мы искажаем увиденное в других, проецируем собственные страхи на их намерения и думаем, что они навредят нам. Мы ощущаем недоброжелательность там, где ее нет, и переключаемся в режим выживания «бей-беги-замри», типичный для сознания в угрожающей ситуации. Если опасность вызывает у нас рефлекс «бей», то мы делаем все, чтобы избавиться от ее источника.

Ощущение опасности полностью завладевает нашим восприятием. Иногда это выручает нас, как в той ситуации, когда я увидел змею всего в паре метров от сына и только потом осознал, что испытал страх. Но в других ситуациях тот же механизм сильно влияет на наше взаимодействие с окружающими. Эксперименты с применением томографии мозга доказывают, что, когда мы глядим на фотографии угрожающих ситуаций: направленный на нас пистолет или автомобильную аварию с человеческими жертвами крупным планом, — мозг приходит в повышенную готовность. Даже если эти изображения демонстрируются так быстро, что мы просто не способны увидеть их осознанно, они действуют на подсознание и, следовательно, на наше состояние и поведение.

Исследования осознания человеком собственной смертности неоднократно подтверждали, что с людьми, похожими на нас, мы становимся добрее и прилагаем больше усилий для заботы об их благополучии. Мы видим в них членов нашего клана, разделяющих с нами одну «пещеру», и мы защищаем их от опасностей, которых подсознательно боимся. Если же мы взаимодействуем с не похожими на нас окружающими, мы с большей вероятностью отнесемся к ним с презрением или равнодушием, как к потенциальным врагам. Нам легче избавиться от их общества, и мы выбираем для них суровые наказания за любые провинности.

Однако если бы наше сознание не обладало механизмами, отделяющими «своих» от «чужих» в ситуации угрозы, всё человечество находилось бы в опасности. В нашем глобальном и технически продвинутом мире, где информация распространяется со скоростью света, неумение отключить чувствительную подкорковую сигнализацию приводит к печальным последствиям.

Когда нами управляет инстинкт выживания, мы утрачиваем некоторые или даже все девять функций медиальной префронтальной коры и заранее настраиваемся на то, чтобы «отпустить тормоза». В реактивном состоянии мы возвращаемся к примитивным моделям поведения, не отличающимся гибкостью и сочувствием. Мы действуем импульсивно, теряем способность уравновешивать эмоции и опираться на моральные суждения. Эти автоматические нейронные реакции могут формировать как поведение отдельных людей, так и государственную политику. Вместо того чтобы руководствоваться пониманием и гуманностью, даже к тем, кто угрожает нам, мы идем по пути враждебности и жестокости, утрачивая всякие нравственные ориентиры.

Больше, чем «я»

Согласно исследованиям позитивной психологии*, когда мы становимся частью чего-то большего, чем собственное «я», наша жизнь делается осмысленнее и приятнее, а это, в свою очередь, необходимые компоненты счастья. Например, тратя деньги на других, мы получаем больше удовольствия, чем расходуя их на себя. Такое благополучие основано на осмысленности, взаимодействии и уравновешенности. Древние греки называли его эвдемонизмом, то есть процветанием, а в современном мире оно, пожалуй, и есть настоящее счастье. Как ни странно, чтобы чувствовать себя счастливым, нужно значительно расширить границы индивидуальных интересов и занятий. Мы устроены так, чтобы быть частью «мы»: испытывать большее удовлетворение и жить полнее, осмысленно взаимодействуя с другими. Живой организм соединяет разрозненные части воедино, и без этой интеграции он страдает и умирает.

Ощущение благополучия и настоящего счастья появляется тогда, когда мы определяем «себя» как часть большого взаимосвязанного целого, разрывая изолирующие границы нашей личности. И это подтверждается научными исследованиями. Развивая в себе способность ощущать энергетический и информационный потоки, мы расширяем свое «я» за пределы нашего тела и приходим к пониманию, что действительно являемся частью большого взаимосвязанного мира. Наш организм — на самом деле сообщество живых существ.

Однако достичь этого не так просто: нам потребуется растворить устоявшиеся представления, сформированные определенными паттернами мозговых импульсов и поддерживаемые культурными традициями. Взаимоотношения состоят из ранних моделей восприятия, подкрепляющих наше видение мира и веру в собственный нарратив. Без внутреннего обучения, побуждающего нас остановиться и задуматься, мы продолжим жить на автопилоте, попадая под влияние общества и коры мозга, провоцирующих изолированность.

Нам необходимо напрямую изучить то, как процессы в коре формируют воздействие сверху вниз на основе нашего опыта и тем самым затуманивают наше мироощущение. Чтобы добиться благополучия и для себя, и для окружающих, нам нужно в первую очередь развить навыки майндсайта, освободиться от сдерживающих определений самих себя и стремиться к высокой степени интеграции и в индивидуальном, и в общественном плане.

* Позитивная психология изучает положительные аспекты психики. Прим. ред.

Ясный взгляд

Если сознание накладывает ограничения на самоощущение, в результате чего мы отделяемся друг от друга, что способен сделать каждый из нас и общество в целом, чтобы лучше чувствовать друг друга и остановить автоматические процессы? Эффективной является стратегия, помогающая четче видеть собственное сознание.

Эта способность не только ускоряет различные измерения интеграции, улучшая физическое и психологическое состояние и межличностное взаимодействие, но и избавляет от оптической иллюзии нашей «отдельности». Так мы учимся испытывать больше сострадания к себе и к близким, расширяя этот круг и включая в него другие аспекты окружающего мира, на первый взгляд не имеющие к нам прямого отношения. Транспираци- онная осознанность позволяет нам почувствовать себя частью более глобального мира. Физические границы и отличия становятся менее выраженными, когда мы видим, что наши действия влияют на взаимосвязанную цепь живых существ, где мы лишь одно из звеньев. Время и расстояние утрачивают значение, когда мы видим в себе тесную связь между тем, что было раньше, и тем, что будет после смерти нашего тела. В этом заключается суть транспирации.

Благодаря интеграции мы приобретаем расширенную идентичность. Постигая реальность взаимосвязей, мы внимательнее и заботливее относимся к миру, и в нашей жизни происходит фундаментальный сдвиг. Почувствовав, как важно заботиться друг о друге и о нашей планете, мы поймем, что помимо осмысленности и счастья обеспечивающие их транспирация и интеграция необходимы для нашего выживания.

На физиологическом и генетическом уровне наш мозг, может, и не сильно изменился за последние сорок тысяч лет, в отличие от сознания. Ребенок, появившийся на свет сегодня, не слишком отличается от родившегося тысячелетия назад. Но если бы мы сравнили сложные нейронные структуры мозга современного взрослого и наших предков, живших сорок тысяч лет назад, мы бы увидели огромные отличия. Учитывая разницу в социокультурном опыте, каждый зрелый мозг реагирует на энергетический и информационный потоки совершенно разными нейронными соединениями.

Сознание использует мозг для формирования себя. По мере того как потоки энергии и информации передаются от человека к человеку в пределах одной культуры или из поколения в поколение, сознание развивает мозг внутри эволюционирующих человеческих сообществ. Хорошая новость состоит в том, что в современном мире мы способны использовать осознанное отношение для изменения хода культурной эволюции в лучшую сторону. Наблюдая за своим сознанием и сознанием других, мы можем воспитывать внутреннее знание у наших детей и превратить его в привычку. Мы в силах сделать выбор в пользу совершенствования природы нашего сознания в текущих интересах каждого из нас и ради потомков, которые будут ходить по этой земле, дышать этим воздухом и жить той самой человеческой жизнью.

Дэниел Сигел

из клети в сетиИз клети в сети
Реабилитация для зэка
— это значит никогда не успокаиваться и не расслабляться...
истины своими словамиИстины своими словами
О друзьях и предателях, о тюрьмах и зонах, о добре, зле и вере в Бога...
усталые зэки Не злитесь на небо, усталые зэки
Сборник стихов, в основе которых — опыт современного арестанта.
фсин ФСИН: путь из сумрака
Уникальные факты и обстоятельства работы системы исполнения наказаний.